Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Ноша историка

Ломкие рельсы и героические пионеры.

К годовщине пионерской организации.

В сталинское время имена пионеров-героев были окружены почетом и уважением. Что только не делали юные ленинцы в красных галстуках – и шпионов ловили, и врагов народа (в том числе и в собственных семьях) разоблачали, и письма в редакции газет от пионерских отрядов и дружин с требованиями покарать подлых троцкистско-зиновьевских выродков посылали. И суровые приговоры, вынесенные им «судом народа» единогласно одобряли. Словом, пионер – всем ребятам пример, каким и подобает быть юному борцу за дело партии Ленина-Сталина.

Но сейчас речь пойдет об одном тиражированном занятии героев в красных галстуках, сегодня почему-то подзабытом. Это – остановка пионерами поездов и предотвращение крушений.

Старт полезному начинанию дал, видимо, пионер по имени Митя.



Рассказ о том, как Митя спас поезд, попал в школьные учебники для самых маленьких и фигурировал в них на протяжении лет тридцати. Даже в учебнике на азербайджанском языке припоминаю этот сюжет: "Кэнч пионер гатары сахлады" (Юный пионер остановил поезд).

У спасшего поезд Мити то ли моментально нашлись последователи, то ли агитпроповцы из букваря и журнала "Костер" не договорились, как назвать юного героя, ибо вскоре выяснилось, что героя-пионера звали Ваня. А может быть, между пионерскими отрядами пошло реальное соревнование по останавливанию поездов…



На скверные антисоветские подозрения наводит и тот факт, что и Митя, и Ваня столкнулись с одной и той же поломкой: от рельса в обоих случаях отломился конец. Какие-то странно и однотипно ломкие рельсы оказались. И решили, наверное, в агитпропе, что надо разнообразить сюжет, а то нехорошо получается.

Срочно найти среди пионеров-останавливателей поездов (или борзописцев, сочинявших это) технически более подкованных! Не все же концу рельса обламываться, и не одним только Мите и Ване быть героями …

Вот рассказ школьника Льва Абросимова: «…На станции стоял поезд. Раздался свисток, и поезд пошёл. В метрах 50 от места, где я стоял, из-под колёс поезда стал выбиваться снег. Я подумал, что это происходит оттого, что линия не расчищена. Поезд подходил ближе, смотрю – бегунки соскочили с рельсов, крушение было бы неизбежно. Я закричал помощнику машиниста: «Дяденька! Бегунки соскочили с рельсов!». Машинист быстро остановил поезд, а я побежал в школу». Средняя школа отметила героический поступок Абросимова, посвятив ему десятиминутку и описав его подвиг в газете «Ильичевка» .

Прошло некоторое время, и редакторам газет, видимо, сверху строго указали, чтобы не нарушали принципов советского гендерного равноправия. Что, мол, это за безобразие – герои-остановители есть, а героинь-остановительниц нет?? Что же, партия приказала – редакторы ответили «Есть!»

1947 год: «Министр путей сообщения наградил забайкальскую пионерку Марусю Мехедову знаком «Почётный железнодорожник» за спасение пассажирского поезда от катастрофы».

1955-й: «Пионерка Грязовецкой школы Ольга Дорогова предотвратила крушение поезда. Управление Северной железной дороги объявило Оле благодарность и наградило её ценным подарком».

«Вай, вай, вай. Опят нехорашо получилос» - (это уже из Армении жалуются)… «Русский герой-пионер поезд останавил, а армянский, что, герой быт не может? Он тоже наш советский пионер!»

Не беспокойтесь, товарищи из ЦК братской КП Армении! Союзный агитпроп подумал и о вас и ваших пионерах. А чтобы дважды не возвращаться к теме, пусть герой и героиня будут, так сказать, единовременно.



Дальше понятно. Юной героине начальник пути подарил велосипед, а герою – сборник сказок Пушкина …

Негодные рельсы с завидным постоянством продолжали лопаться на протяжении всей советской истории. Трудно сказать, что тут было причиной – саботаж и диверсии подлых врагов народа или обычное советское головотяпство. Но нива для агитпропа оказалась воистину благодатной!

27 декабря 1932 г. – «Пионерская правда» сообщила, что в Златоусте 9-летний пионер Саша Черников предотвратил крушение поезда. Увидав лопнувший рельс, он сообщил рабочим, которые успели остановить поезд.

https://socbeat.info/trend/pioneervrp

1936 год февраль
Пионер Арий Селиянов, ученик Шуйской железнодорожной школы, предотвратил крушение пассажирского поезда. Проходя по путям, мальчик заметил лопнувший рельс. А вдали уже показался пассажирский поезд. Арий сиял галстук и, размахивая им, побежал навстречу поезду. Машинист заметил сигнал. Катастрофа была предотвращена. Политотдел Ивановского железнодорожного узла выразил пионеру благодарность.
http://xn--37-1lceeambb1a.xn--p1ai/catalog?id=267

А вот эта заметка – просто прелесть. Тут рядом с предотвращением крушений поездов стоит и такой славный подвиг, как разоблачение врага - собственного отца.

«Судя по всему, с начала 30-х годов в «Артек» стали отправлять детей не столько по медицинским показаниям, сколько «по заслугам». Известно, например, что летом 1934 года Центральный Комитет комсомола премировал путевками в лагерь 200 лучших пионеров страны. Сегодня немного жутковато читать, что среди таковых оказалась пионерка Оля Балыкина из Татарии, разоблачившая своего отца и вместе с ним группу расхитителей колхозного урожая. Митя Борцов, Петя Иваньковский и Маруся Николаева из Ленинградской области заслужили право поехать в «Артек» за помощь в выращивании колхозного молодняка, Саша Катаев, Федя Жиговский и Коля Клементьев предотвратили крушение поезда, а Тоня Дударенко помогла голландским ребятам организовать пионерский отряд».
https://little-histories.org/2015/04/27/lit...ories_of_artek/

А как насчет героев-останавливателей поездов в братских среднеазиатских республиках! О, ничуть не хуже, чем в остальных республиках! Разве могут пионеры Средней Азии быть хуже русских или армянских?

«Недавно нам в руки попалась пленка любительского фильма про одного такого героя, простого жителя поселка Пахтаабад Виктора Николаевича Марисова. В 1953 году, после занятий в школе он возвращался домой вдоль железной дороги. Как и большинство детей, он любил прыгать по шпалам и считать их. Неожиданно мальчик заметил поломку рельса. Издали уже слышался шум приближающегося локомотива. Как стало известно потом, это был пассажирский поезд Москва-Сталинабад. Как рассказал Виктор Николаевич, первой мыслью был страх за возможную аварию поезда. Не было поблизости никого, кто бы мог помочь. Что делать? Он снял свой красный галстук и начал им отчаянно размахивать. К счастью, поезда через Пахтаабад всегда двигаются медленно, тем более - в направлении от Узбекистана в Душанбе, когда состав едет «в гору». Машинисты смогли увидеть издалека мальчика с красным «сигналом» опасности и успели нажать на тормоз. Так 12-летний Витя предотвратил крупную аварию. Машинисты сообщили об этом своим начальникам - в Министерство путей сообщения СССР и руководителям республиканской железной дороги. Всесоюзная газета «Пионерская правда» напечатала заметку о подвиге маленького героя из Таджикистана.

http://www.news.tj/ru/news/zabytyi-prazdnik-zabytoe-detstvo

= = = = = = = = = =

Тема оказалась столь выигрышной, что и, так сказать, взрослые дяди из кино в стороне не остались. Им тоже захотелось спасать поезда. Правда, бежать навстречу паровозу, размахивая красным галстуком, взрослым дядям как-то не к лицу, и потому было придумано нечто более основательное.

В 1939 г. на экраны вышел фильм «Истребители» с Марком Бернесом в главной роли. Все, конечно, помнят песню в его исполнении «Темная ночь, только пули свистят по степи…» А этот эпизод, списанный с подвигов пионеров, все помнят? Герой Бернеса, снизившись на истребителе, дает команду на остановку поезду, несущемуся навстречу завалу (устроенному, видимо, каким-то подлым врагом народа):



Но не всегда это были одни только придумки борзописцев и киношников. Иногда советская пропаганда обращалась и к реальным фактам. Сюжет с остановкой поезда (на этот раз – ради спасения жителей Индокитая от смертоносного груза, который вез поезд) в 1950-е гг. буквально не сходил со страниц советской печати. Газеты восторженно писали, как активистка французского антивоенного движения Раймонда Дьен легла на рельсы, чтобы остановить эшелон с танками, направлявшимися во французский Индокитай.

Это событие было незамедлительно подхвачено и раскручено поэтами и писателями, композиторами и скульпторами. Председатель Союза писателей СССР А. Фадеев дал творческое задание С. Маршаку, которое было незамедлительно выполнено:

Чтоб голос воющих сирен
Не возвещал тревоги,
Решилась лечь Раймонда Дьен
На полотно дороги.

Пред ней, со скрежетом колёс,
В пути меж полустанков,
Остановился паровоз
С тяжёлым грузом танков.

На свете нет прочнее стен,
Чем те живые люди,
Что могут, как Раймонда Дьен,
Орудья встретить грудью.

По предложению И. Эренбурга С. Прокофьев включил в ораторию "На страже мира" (часть 15 "Весь мир готов к войне с войной") следующий фрагмент "11. Но нет. Народы не допустят. Французские девушки ложатся на рельсы, чтобы задержать военные эшелоны. Итальянские рабочие сбрасывают танки в море. Не пропустить войну. И все смотрят на Москву: Москва отстоит мир." Позднее Эренбург включил эпизод с Раймондой Дьен в книгу воспоминаний «Люди. Годы. Жизнь».


Мадам Дьен благополучно здравствует до сих пор ...



Жаль, история не сохранила свидетельств, ложился ли кто-нибудь в нашем Отечестве на рельсы, скажем, в знак протеста против войны в Афганистане. Папаша Ельцин, правда, в 1992 г. сгоряча пообещал лечь на них , если цены в случае шоковой терапии вырастут более, чем в 3-4 раза, но как-то не решился ...
Ноша историка

(no subject)

АХ, БАКЫ-САБУНЧИ-ВАКЗАЛЫ...

АХ, БАКЫ-САБУНЧИ-ВАКЗАЛЫ...

Воспоминания о Баку 50-х – начале 70-х.


Говорят, театр начинается с вешалки. Еще более уместно сказать, что город начинается с его вокзала. В Баку их было даже два. Для приезжих издалека город начинался со старого Тифлисского вокзала, для жителей Апшерона и Сумгаита – с Сабунчинского.

Когда-то, на заре советской эпохи, прогрессирующий нефтяной бум, начало которому было положено еще во второй половине XIX столетия, принес собой и сложную транспортную проблему. Добираться до многочисленных нефтепромыслов Апшерона и многочисленных, стремительно растущих поселков между ними было крайне непросто. Узкоколейка, ходившая до Сабунчей, не справлялась с потоком пассажиров. Так у Баксовета родился замысел пригородной железной дороги, которая должна была связать город и нефтедобывающие районы. В 1924 г. Бакинский Совет приступил к практической реализации идеи на линии Баку — Сабунчи — Сураханы.

Сами электропоезда для первой электрифицированной железной дороги, построенные Мытищинским вагоностроительным заводом, воспроизводили серийно выпускавшиеся трамваи. Так в 1926 г. появилась знаменитая электричка – первая в СССР, состоявшая из трех небольших вагончиков трамвайного типа,

Рост населения Баку и пригородов, повышение культурных запросов населения потребовали введения более удобного сообщения. Необходимо было увеличить частоту отправления поездов, повысить коммерческую скорость и предоставить пассажирам больше удобств, увеличив число мест в поездах. Имелось два пути: обновление подвижного состава при сохранении паровой тяги или введение моторвагонной тяги. Бакинский городской Совет, учитывая чрезвычайные затруднения, испытываемые рабочими при поездках на работу, предложил электрифицировать дорогу.

Получив от Закавказской дороги Баку-Сабунчинскую линию, Бакинский Совет в 1924 г. приступил к ее электрификации. Была применена система постоянного тока с напряжением 1200 В.
Моторные вагоны для Баку-Сабунчинской дороги построили в 1926 г. на Мытищинском вагоностроительном заводе, тяговые двигатели ДБ-2 и пусковые реостаты на заводе "Динамо" имени С. М. Кирова. Аппаратуру поставила австрийская фирма "Элин", тормозное оборудование германская фирма "Кнорр". Электрическая аппаратура фирме "Элин" была заказана при проектировании электрификации линии Петербург-Ораниенбаум в предреволюционные годы в расчете на напряжение 1200 В.
Все четыре оси моторного вагона являлись движущими. Тяговые двигатели попарно соединялись последовательно в две группы, т. е. рабочее напряжение на коллекторе равнялось 600 В. Они могли быть соединены последовательно и параллельно, т. е. моторный вагон имел две экономичные скорости. К каждому моторному вагону первоначально прицепляли один вагон: секция состояла из двух вагонов. В дальнейшем число прицепных вагонов увеличили. Управлять моторными вагонами поезда, составленного из нескольких секций, можно было из любого моторного и прицепного вагонов.

Всего построили 14 подобных моторных вагонов (№ 1-14). Первые пять из них отправили с Мытищинского вагоностроительного завода в марте 1926 г. В апреле состоялись первые пробные поездки моторных вагонов под напряжением 600 В, а 13 мая 1926 г. совершена первая поездка от Баку до Сабунчи при напряжении 1200 В. 8 июля 1926 г. был открыт первый в Советском Союзе участок с электрической тягой.

После введения моторвагонной тяги скорость движения возросла в 2,5 раза, коммерческая скорость, несмотря на большое количество остановок, повысилась до 28,5 км/ч. В дальнейшем электрическая тяга была введена между станциями Сабунчи-Сураханы, с апреля 1933 г.- между станциями Сабунчи - Забрат, а к 1940 г.- доведена до станции Бузовны. В апреле 1940 г. электрифицированный участок Баку-Сабунчинской дороги передали НКПС и включили в состав Закавказской дороги.

Недостаточный опыт эксплуатации и организации ремонта моторных вагонов привели к значительному износу электрического оборудования вагонов. Поэтому парк Баку-Сабунчинской линии в 1940 г. пополнили новыми моторными вагонами серии СД, а старые моторные вагоны с электрическим оборудованием фирмы "Элин" исключили из инвентаря.</b>

© В.А. Раков, Н.А. Сергеев (ЭТТ, 1990, №9)


http://www.baku.ru/frmpst-view.php?frmpst_id=357263&id=357263&nd=0#357263

На кадрах старой кинохроники второй половины 20-х гг. бакинцы легко узнают въезд на железнодорожную станцию Сабунчи между двумя вертикальными скальными откосами.



Электрифицированной дороге потребовалось и собственное вокзальное здание, и в 1926 г. в Баку появился поныне знаменитый вокзал - Сабунчинский. Это здание причудливой архитектуры было выполнено архитектором Георгием Баевым в подчеркнуто восточном стиле: центральный вход напоминал фасад медресе, купола по обе стороны походили на купола мечети, и даже башня с часами имела что-то общее с минаретом.



В чисто функциональном плане здание строилось с расчетом на перспективу, и когда перед войной устаревшие моторные и пассажирские вагоны были заменены новыми, более вместительными, никаких проблем это не вызвало.

Сейчас даже самому не верится, что когда-то я выходил из здания Сабунчинского вокзала, приезжая на электричке из Мардакян, чуть ли не каждый день (и входил, естественно, уезжая обратно).
Приехавшие выходили из него всей толпой из выхода с левой стороны, напротив ул. Басина (нынешняя ул. Физули) – тогда узкой, тесной и забитой всевозможными лавочками, магазинчиками и мастерскими. Первое, что встречало пассажиров при выходе – поворачивающий с улицы Басина на проспект Ленина (нынешний проспект Азадлыг)звенящий переполненный уличный трамвай с гирляндами пассажиров, свешивающихся с площадок. Именно так чаще всего добирались до места учебы студенты АзИИ - Азербайджанского индустриального института, позднее переименованного в АзИНефтеХим; сейчас это – Нефтяная академия. Мой первый вуз... Здесь мне довелось учиться с 1966 по 1971 г.

Сабунчинский вокзал, боковой фасад. Выход со стороны ул. Басина.
В глубине – здание АзИИ




Другая достопримечательность этого места – на углу, рядом с вереницей автоматов газированной воды почти всегда стояла оглушительно галдящая толпа. Почему-то здесь было традиционное место сбора футбольных болельщиков бакинского «Нефтяника» или «Нефтчи» (что одно и то же). Тут обсуждались итоги сыгранных матчей и перспективы несыгранных, и даже заключались пари на ставку (то есть, здесь было что-то вроде неофициальной букмекерской конторы, хотя слова этого тогда, конечно, не знали).

Хотя площадь перед вокзалом за долгие советские годы неоднократно меняла внешний вид, главная достопримечательность оставалась неизменной:



Входили в здание вокзала со стороны площади, по центральной лестнице.

Пройти на посадку можно было, только предъявив купленный билет: у выхода на перрон стоял огромный небритый контролер откровенно устрашающего вида и хриплым басом встречал каждого приближающегося: "БИИИЛЛЕТТТ!" Предъявившему билет небрежно делал отмашку кистью руки: проходи.

Все проходили под табло, на котором названия станций были написаны на двух языках, и, пройдя мимо газетного развала, где прессой долгие годы торговал безногий инвалид, проходили на посадку:



Поскольку мальчишкам тратить 35 копеек на билет до Мардакян не всегда хотелось (и не всегда они были), мы частенько обходили Сабунчинский вокзал с противоположной стороны, перелезали через железные ворота в стене, начинавшейся сразу за зданием вокзала, залезали на платформу - и все! Можно было ехать без билета. Правда и в электричках попадались контролеры откровенно устрашающего вида. Поэтому на каждой остановке приходилось выходить на платформу и смотреть вдоль состава - не садятся ли контролеры? Не сели? Можно ехать дальше.

В 50е годы (совершенно детские воспоминания) внутри здания вокзала даже выход на платформы отделялся решетчатыми воротами, которые открывали, когда объявляли посадку. (Потом ворота почему-то сняли). Составы электрички были из трех или шести вагонов. В 60е гг. остались только шестивагонные.

Тронувшаяся электричка шла первое время довольно медленно, и опоздавшим часто удавалось бегом догнать по платформе последний вагон и впрыгнуть в него (двери тогда были, как мы говорили, «не автоматические»). Это волнующее и небезопасное для жизни занятие оказалось запечатленным даже в кадрах старой бакинской кинохроники 1940 г.:



Догнал! Запрыгнул! Плюхнулся на сиденье. Уф!! Можно было перевести дыхание. Далее - еще одна достопримечательность: в вагоне появлялся продавец-разносчик со здоровенной корзиной (иногда – тележкой на колесиках) и заводил речевку без знаков препинания и на одной ноте, которая и сейчас стоит в ушах: "Асвэжающий канфеты барбарис ирис шакаладно сливочная козинак кунжутная мятный лимонный ирис барбарис". Затем, когда кто-нибудь покупал этот "козинак" или "барбарис", заводил эту речевку сначала. Почему-то над ним было принято шутить, спрашивая: "Халам оглу, сэрин лимонадун вар?" (что означает: «сын моей тети, у тебя есть прохладный лимонад?») Холодного лимонада у него никогда не бывало, но он на вопрос не обижался...

Вслед за разносчиком сладостей появлялся мороженщик. Он рекламировал свою продукцию довольно странно, выкрикивая невероятно хриплым каркающим голосом: «Маррожжны!! Маррожжны!!» Кто-то из пассажиров брал и мороженое.

Разносчик и мороженщик проходили в следующий вагон. Теперь пассажиры оглядывали друг друга. Если рядом оказывались трое-четверо мужчин, кто-нибудь без предисловий доставал колоду замызганных карт, кто-то укладывал на колени портфель или папку, и начиналась игра в "дурака".

На длинном перегоне между станциями «8-й километр» и Разина в 60-е гг. часто появлялся еще один постоянный торговец – не всегда трезвый мужик лет пятидесяти. У этого был собственный бизнес (доходов с которого ему, судя по всему, едва хватало на ежедневную бутылку "Агдама" или "Далляра"). Он изготавливал и продавал детские свистульки, выполненные в виде крохотных оленей с дырочками по бокам, перебирая которые пальцами, можно было менять тональность свиста. Одну из свистулек он держал во рту, а остальные – между пальцами левой руки. Войдя в вагон и отсвистевшись, он далее шел по проходу и рекламировал свою продукцию такой речью: «По десять копеек, ребята! Северное дрессированное животное! Детская начальная музыка имени Чайковского!». И малыши начинали приставать к мамам: «Мама, купи! Мама, купи!!»

На стеклах вагонных дверей была надпись "Не прислоняться". Увы, к ним не только прислонялись, но и открывали во время движения. Находились и любители свешиваться наружу во время движения, держась за поручни. А над предостерегающей надписью издевались так: отдельные буквы в слове «прислоняться» выскабливались так, чтобы получалось "Не п..и..с..о..ться". На автоматических дверях появилась другая надпись - "Дверь открывается автоматически". Она стала в результате выскабливания предупреждать "Зверь рыгает ароматически".

Двери же, разделяющие вагоны, были снабжены надписью "Стоять на переходных площадках воспрещается". Тут выскабливались буквы "т" и "о" в слове "стоять". Это было к месту: между вагонами, действительно...того... Туалетов-то в электричке не было, а путь долгий.

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Когда надоело ездить на электричке, уже в студенческие годы я освоил автобус № 24 Баку-Мардакяны - его остановка была здесь же, на площади справа от вокзала, примерно там, где сейчас вход в метро. Проезд на нем стоил дороже (54 коп), но зато он доходил быстрее. Позднее, когда запустили метро, остановку автобуса перенесли к ламповому заводу за багировским путепроводом. А тогда на площади у Сабунчинского вокзала была куча остановок и других автобусов, здесь же начинался длинный троллейбусный маршрут № 1-а до пл. Азнефти.

А еще в здании вокзала, слева от центральной лестницы, было окошко-амбразура, из которого продавали горячие кутабы. На подоконнике стояла коробка с сумахом, которым их густо посыпали. До Сураханов или Мардакян ехать предстояло долго, и многие подкреплялись здесь перед дорогой. Более состоятельные заходили в ресторан, находившийся в глубине здания, за центральной лестницей. Правда, некоторые люди распространяли нехорошие слухи, что там дают кябаб "эшшек этиннэн", то есть из ослиного мяса. Но это, скорее всего, выдумывали не любившие этого вокзала.

Как выяснилось, не у одного меня этот вокзал вызывает ностальгические воспоминания. О нем бывшие бакинцы помнят и в Израиле, и в Нью-Йорке. Даже привокзальные козинаки помнят:

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Все интересности начинались на подходе, но лучше всего было на привокзальной площади. Шипели и изредка вздрагивали разноцветные автоматы с газировкой, стояли какие-то дядьки в грязно-белых халатах с лоточками, то стоявшими на земле, то висевшими у них на шее и орали во весь голос: " Сливочные ириски, барбарис, козинаки".
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Марика всегда очень смешило это название, и он про себя называл их " козьи каки".

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Вход в Сабунчинский вокзал ощущался, прежде всего, носом. Лестницы, ведущие к кассам, а потом и на перроны, разбегались направо и налево, а прямо перед глазами, наполняя все окрестности вкусными и полу вкусными запахами, чернел вход в вокзальный ресторан. Каждый раз, поднимаясь по лестнице и дожидаясь пока родители купят билеты, Марик пытался рассмотреть через перила, как бегают официанты с большими подносами, что они носят и что же там едят эти люди...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Электричка пронзительно засвистела, и вокзал испуганно убежал от окна. Вместо него к окнам заспешили грязные здания депо, а потом станции со знакомыми названиями. Фиолетова, Монтина, Кишлы, Беюк-шор, 8-й километр, Разина. Марик знал их наизусть и встречал каждую как старого знакомого.

Михаил Нейман. ПОЕЗДКА НА РАЗИНА


http://www.ourbaku.com/index.php5/%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB_%D0%9D%D0%B5%D0%B9%D0%BC%D0%B0%D0%BD._%D0%9F%D0%BE%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D0%BA%D0%B0_%D0%BD%D0%B0_%D0%A0%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D0%BD%D0%B0

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Вот и вышек стада потянулись к столице поближе.
Каждый мысленно «там», в предсказуемой жизненной нише.
Сабунчинский вокзал – это цель, он достоин восторга,
потому что печаль постоянна в сей жизни недолгой.

Сабунчинский вокзал! Сколько встреч и прощаний с роднею...
Сабунчинский вокзал, что мне делать сегодня с тобою?
Я в Нью-Йоркском метро, я безудержно глупо старею.
Память жжет. Ну и что? Ничего не поделаешь с нею...


Лиана Алавердова

http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer14/Alaverdova1.php

Ах, Бакы-Сабунчи-Вакзалы... Вокзал нашей юности.

(с) Акимов В.В.

(Фото с сайта «Наш Баку. История Баку и бакинцев»).
http://www.ourbaku.com/index.php5/%D0%97%D0%B0%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0