Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Ноша историка

НАИВНЫЕ ВОПРОСЫ ПОСЛЕ ПАРАДА

Великий мастер парадоксов Оскар Уайльд сказал, что человек должен вбирать в себя краски жизни, но никогда не помнить деталей, ибо детали всегда банальны. Полагаю, что здесь он более остроумен, нежели прав, ибо детали порой бывают весьма любопытными. И способны порождать вопросы.

Вопросы, возникшие после просмотра видео парада в прямой трансляции.




Президент РФ произносит торжественную речь. В окружении ветеранов, это понятно.
Но … какую роль играют или что символизируют девочки в костюмах цвета майской сирени и непонятных фуражках? Вопросы порождает и фигура рыжеволосой дамы с непокрытой головой и в странном наряде, увешанном какими-то бляшками (металлическими?) даже на рукавах.



Она же крупным планом.




Почему пустует почетный первый ряд?




Кто люди в черных масках и темных плащах на втором плане, ясно сразу, их ни с кем не спутаешь. Один (справа) говорит по мобильнику – видимо, докладывает, что все спокойно. Но вот в чем состоит функциональность персон в пилотках? И выправка не та, и возраст не ветеранский, и вид немужественный. Но рядом с Собяниным …




Справа – человек, несущий что-то вроде хозяйственной сумки. При определенной доле фантазии можно представить себе, что это (или в ней) «ядерный чемоданчик», которому от Президента удаляться не положено.



В. В. Путин, Э Рахмон и С. Шойгу следуют к Вечному огню у могилы Неизвестного солдата. Прямо за Президентом РФ с упомянутым (чемоданчиком?) идет уже кто-то другой.
А теперь обратите внимание на зонтик, торчащий на краю кадра справа.



Зонтик несет некто рослый, держащий в той же руке какой-то непонятный предмет. В одной руке с зонтиком! То ли планшет, то ли блокнот, то ли . . . (моя фантазия оскудевает).

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Как уж тут не обращать внимание на детали! :-)

Кстати, в нарезках видео, загруженных в сеть уже после прямой трансляции, все эти фрагменты исчезли. Кроме самого первого, конечно.
Ноша историка

О НАВАЛЬНОМ

О Навальном



Абстрагируясь от личных симпатий и антипатий и стараясь быть как можно более объективным, не могу не отметить, что Навальный как потенциальный кандидат в президенты пока слишком поверхностен и легковесен. Безусловно имеющаяся у него харизма обличителя вороватых владельцев яхт, виноградников, уточек и собачек корги сильно отличается от требуемой главе государства. Хотя оных "владельцев", конечно же, ох, как следовало бы - за ушко да на колымское солнышко ...

Но в плане "протестного" голосования (буде такое каким-то чудом бы совершилось), Навальный запросто повторил бы Тихановскую. Тогда Путину, что же, ничего не останется, как повторять Лукашенко? Отсюда делается риторическим и вопрос о выгоде/невыгоде для действующего режима ухода Навального с политической поляны (вне зависимости от того, самогоном или чем-либо еще он был отравлен и кто в том повинен).

Конечно, он в последние годы очень вырос как «острый политический публицист» (И. Курляндский). Это, безусловно, очень хорошо. Но для президента крайне желательно умение ориентироваться в геополитике и макроэкономике в части принятия жизненно важных для страны решений. Ну, и неплохо бы хорошо разбираться во всех "...измах" века двадцатого, чтобы снова не наступать на те же грабли.

Навальный пока не имел (не дали?!) возможности или повода продемонстрировать свои знания в этих сферах. Но политический процесс идет, пережитые несчастья закаляют, а жизнь - лучший учитель. И перспективы у него, безусловно, есть.

Я от всех души желаю Алексею Навальному скорейшего выздоровления и возвращения к нормальной жизни и политической деятельности. Ибо такие люди в политической системе современного российского общества, без сомнений, нужны.
Ноша историка

Всеобщий расизм - новая версия американского культурного доминирования.



В России, где государственного или политически значимого расизма никогда не было, не стоит по указке с Запада срочно искать его повсюду. Исправлять западоцентристский уклон нужно не борьбой с несуществующим расизмом, а совершенно другим способом: постепенно вводя в преподавание истории и международных отношений больше информации о незападном мире.

Нынешняя «антирасистская» кампания в Соединённых Штатах – пик долгой эволюции американского общества в сторону принятия и распространения определённой системы взглядов. Формировалась она уже давно, однако до недавнего времени не вызывала серьёзных опасений за рубежом. Между тем США оказывают значительное культурное влияние в глобальном масштабе, поэтому упомянутая система распространяется на весь мир, а в случае её утверждения в мировом сообществе способна превратить его в место, где существовать и действовать будет довольно сложно. По сути, на нас надвигается новая всеобъемлющая тоталитарная теория, согласно которой все общественные и исторические явления нужно будет анализировать с «расовой» точки зрения – так же, как марксисты анализировали их с точки зрения «классовой борьбы».
Начавшись с требований квот для людей с чёрным цветом кожи во всех сферах жизни, из-за чего работники подбираются не по квалификации, а на основе расы (что как раз и является отъявленным расизмом), кампания перешла к совершенно абсурдным, но уже выполняющимся требованиям запретить некоторые не имеющие никакого отношения к цвету кожи слова, типа «чёрный», «белый», «хозяин» в словосочетаниях «чёрные списки», «белые списки», «хозяйская спальня» и так далее. Появилось даже требование исправить правила шахмат, потому что там первый ход делает тот, кто играет белыми фигурами. Это было бы простым курьёзом, если бы новая идеология не распространялась настойчиво и последовательно, захватывая страны и континенты. Вероятно, ранние труды Ленина и его коллег о том, что вся мировая история – это война классов, также считались образованными людьми забавным казусом, представители образованного класса на первых порах заигрывали с марксистами, а политики и олигархи мейнстрима предполагали использовать их в своих интересах. Кончилось всё гражданской войной, высылкой бывших сторонников-профессоров за границу, лагерями и расстрелами несогласных, а потом и согласных.

Постепенно «борьба с расизмом», как и положено тоталитарной идеологии, захватывает всё больше сфер и отменяет целые отрасли знания. В США и Европе уже фактически запрещены антропология в части исследования рас и различий между ними.

Получается абсурдная ситуация: с одной стороны, согласно идеологии, одни расы угнетают другие, с другой – изучать, в чём состоят различия между ними, нельзя, потому что это – расизм.

В январе 2020 г. Йельский университет отменил пользовавшийся много лет большим успехом базовый курс «Введение в историю искусства: от Ренессанса до настоящего времени» – за то, что был слишком европоцентричен. Согласно заявлению руководителя департамента истории искусств Тима Бэрринджера, новый курс, который планируется разработать только через несколько лет, будет учитывать взаимодействие европейского искусства с неевропейскими традициями, а также будет рассматривать искусство в его связи с «проблемами пола, класса и расы», изучать его роль в западном капитализме и, конечно же, ключевой темой станет изменение климата[1]. Вряд ли собственно истории искусства останется место в столь обширной и политически корректной программе.

Теперь, однако, обвинения в расизме распространяются не только на отдельные отрасли знания, но и на науку в целом. Согласно новой идеологии, если в вашей отрасли нет или недостаточно исследователей с чёрным цветом кожи, то вся она насквозь расистская. При этом, как и положено при тоталитаризме, виновные начинают каяться. Вот характерный отрывок редакционной статьи влиятельного американского журнала “Cell” («Клетка») о проблемах биохимии, генетики и молекулярной биологии:
«Мы – редакторы научного журнала, посвящённого публикации и распространению существующих трудов, охватывающих биологические науки. Мы – 13 учёных. Ни один из нас не является чернокожим. Недостаточная представленность чернокожих учёных характерна не только для нашей команды, но и для авторов, рецензентов и консультативного совета. И мы не одни. Переводить вину на других, указывать на то, что журнал является отражением научного истеблишмента, приводить статистические данные – просто. Но именно эта эпидемия отрицания той неотъемлемой роли, которую играют все и каждый члены нашего общества в поддержании статус-кво своим отказом от активной борьбы с ним, позволила процветать открытому и системному расизму, калеча жизни и делая непригодными средства существования чёрных американцев, включая чёрных учёных. В науке существует проблема расизма»[2].

Далее редакторы журнала делают антинаучное, но вполне политически корректное заявление о том, что «раса не определяется генетически», и намечают ряд мер по самоисправлению, суть которых сводится к принятию чёрных американцев в редакционный совет и первоочередной публикации статей чернокожих авторов. Возможно, для непуганых американцев эти рассуждения звучат прогрессивно. Но тем, кто знаком с историей Китая, они сильно напоминают покаяния времён «великой пролетарской культурной революции». А нам в России – классовый подход большевиков к науке, которые также продвигали «правильные кадры», правда, по принципу не цвета кожи, а социального происхождения. Я ещё сам хорошо помню времена, когда в анкете при поступлении в университет или на работу мне приходилось заполнять графу «социальное происхождение». То, что я происходил «из служащих», было не очень хорошо, потому что те, кто был «из рабочих», пользовались преимуществом. В науке подобный подход привёл к страшным катастрофам, таким, например, как возвышение небезызвестного Трофима Лысенко, объявившего генетику «продажной девкой империализма». В результате передовая советская генетика погибла на долгие годы, а многие выдающиеся учёные сгинули в сталинских лагерях. Американским генетикам неплохо было бы помнить эту историю.

Тоталитарная тенденция приходит и в общественные науки, в том числе в исследования международных отношений. Когда несколько месяцев назад группа сторонников новой идеологии обвинила в расизме, «методологической белизне» и «античёрной мысли» влиятельную Копенгагенскую школу и её лидеров Оле Вевера и Барри Бузана, которые в последнее время как раз занимаются изменением западоцентристского уклона в теории международных отношений, это показалось курьёзом. Однако настораживало два момента. Во-первых, статья с критикой их теории «секьюритизации» была опубликована одним из ведущих журналов отрасли – издающимся в США “Security Dialogue”. Во-вторых, в статье, собственно, их теория совершенно не обсуждалась по существу. Критика была построена по хорошо знакомой нам в России схеме статьи журнала «Коммунист» о вредной буржуазной философии. Основная мысль сводилась к тому, что «большая часть ортодоксальной и критической социальной и политической мысли Запада основана не просто на европоцентричных, но расистских, а конкретно – белых расистских эпистемологических и онтологических предпосылках»[3].

Доказывали они её примерно так: авторы, говорившие когда либо о прогрессивности Запада или в западной цивилизации по сравнению с другими, в том числе сторонники Просвещения, виновны в «цивилизационизме» (идея превосходства одной цивилизации над другой), основа «цивилизицианизма» – расизм, поэтому все теоретики, говорящие о преимуществах западной политической системы (Томас Гоббс, Эмиль Дюркгейм, Карл Шмитт, Ханна Арендт, Мишель Фуко и другие) – расисты, а те, кто на них ссылаются, тоже расисты.
Совершенно ясно, что аргументация эта к научному анализу не имеет никакого отношения.

Во-первых, авторы не дают определения расизму и используют термин «расист» для обозначения любого, с кем они не согласны, точно так же, как большевики использовали термин «враг народа».

Во-вторых, если говорить по сути дела, то вовсе не все сторонники просвещения были цивилизационистами (Руссо, например, вообще выступал против цивилизации, а Вольтер – даже приукрашивал Китай, ставя его в пример Франции).

В-третьих, теория о превосходстве Запада вовсе необязательно связана с расизмом, она может быть построена на совершенно иной основе (например, религиозной или стадиальной).

В-четвёртых, цитирование кого-либо, пусть даже расиста, совершенно не означает, что цитирующий тоже расист: на определённом этапе такие взгляды на Западе были широко распространены, поэтому в какой-то степени практически все были расистами, и значит, нам надо полностью отказаться от изучения многих предшественников. Как и полагается для таких поделок, статья была написана с множеством фактических ошибок и неверных интерпретаций. Например, высказывания некоторых авторов, которые Вевер и Бузан приводили с целью подвергнуть их авторов критике, авторы статьи выдают за иллюстрацию взглядов Копенгагенской школы.

Дальнейшее развитие событий показало, что публикация в “Security Dialogue” – отнюдь не отдельный курьёз. После начала новой волны «антирасистских выступлений» в США, поднявшейся из-за гибели 25 мая Джорджа Флойда, труды подобного содержания стали публиковаться в большом количестве и из экзотики превратились в повседневность.

4 июня никому не известная преподаватель Массачусетского университета Меридит Локен написала в своем Твиттере: «Раса – не “один из подходов” к международным отношениям, на который можно потратить неделю аудиторного времени. Раса – неотъемлемая часть современной системы государств, дипломатии, конфликтов, торговли, глобального управления. Раса – ключ к пониманию того, как развивалась теория международных отношений и вытекающих политических рекомендаций»[4].

В другой обстановке это довольно бессмысленное заявление, вероятно, осталось бы очередной попыткой недавнего студента создать общую теорию всего на свете на основе единственного известного ему принципа, но оно попало в струю. Через несколько дней в статье, опубликованной на сайте влиятельного журнала “Foreign Policy”, близкого к лево-либеральному истеблишменту, его поддержали известный международник, сотрудник Института Брукингса и бывший декан Школы международной службы Американского университета Джеймс Голдгейер и исполнительный директор Ассоциации профессиональных школ по международным отношениям Кармен Меззера. В программной статье «Как переосмыслить преподавание международных отношений» они, соглашаясь с Локен, заявили, что программы дисциплины теперь необходимо ориентировать на изучение, прежде всего, рас, хотя дополнить расовый вопрос можно и ещё некоторыми факторами, входящими в набор новой идеологии: изменением климата, растущим экономическим неравенством, искусственным интеллектом[5].

19 июня воодушевлённая Локен в соавторстве с аспирантом университета Южной Калифорнии Келебогиле Звобго опубликовала на том же сайте статью «Почему раса имеет значение в международных отношениях». В ней утверждалось, что «доминирование Запада» и «привилегии белых» пронизывают эту область знаний. Авторы представили новую, довольно безграмотную, но по нынешним временам политически корректную версию мировых событий. Утверждая, что «раса – не один из подходов к международным отношениям, это центральная организующая характеристика мировой политики», они высказали следующие мнения. Оказывается, «антияпонский расизм руководил и поддерживал участие США во Второй мировой войне», «широкие антиазиатские чувства повлияли на развитие и структурирование НАТО», «во время холодной войны расизм и антикоммунизм были неразрывно связаны со стратегией сдерживания, которая определяла подход Вашингтона к Африке, Азии, Центральной Америке, странам Карибского бассейна и Южной Америке». Сегодня, по их мнению, «раса формирует представления об угрозе и ответы на экстремизм, направленных против личности, внутри и вне “войны с террором”».[6]

Опровергать каждое из этих абсурдных утверждений смысла не имеет. Чего стоит высказывание о том, что вступление США во вторую мировую войну как-то связано с расизмом, и почему-то антияпонским, хотя Япония сама напала на США. Но эти высказывания показательны для понимания уровня сегодняшней дискуссии, ведущейся на страницах ведущих американских журналов.

Далее авторы, пока особо не проявившие себя в науках, громят три основные теории международных отношений: реализм, либерализм и конструктивизм, так как все они «построены на расовых и расистских интеллектуальных основаниях». «В их основных концепциях заложен расизм: они укоренены в дискурсе, который ставит Европу и Запад в центр и оказывает им предпочтение. Эти концепции явно и неявно противопоставляют “развитое” “неразвитому”, “современное” “примитивному”, “цивилизованное” “нецивилизованному”. И эти выдуманные бинарности расистски используются для объяснения порабощения и эксплуатации на всём земном шаре». Первые два направления «были построены на европоцентризме и использовались для оправдания белого империализма». Конструктивизм же, хотя «пожалуй, и приспособлен лучше всего для преодоления расы и расизма», так как «конструктивисты отрицают состояние анархии как данность и утверждают, что анархия, безопасность и другие проблемы являются социально сконструированными на основе общих идей, истории и опыта», но они всё же «редко признают, как это общее формируется расой». В заключение авторы требуют принять организационные меры: включить изучение рас и расизма во все программы по международным отношениям, привлекать к их преподаванию более «разнообразные» (американский эвфемизм для небелых) кадры и сделать расовые исследования ведущей темой в Ассоциации международных исследований (ISA) и других влиятельных международных ассоциациях и форумах[7].
3 июля на сайте того же журнала под общим заголовком «Почему магистральное направление международных отношений слепо к расизму?» была опубликована подборка комментариев девяти специалистов по международным отношениям, которые в отличие от авторов предыдущей статьи характеризуются как «ведущие мыслители» в этой сфере. Общая их мысль, так же, как и у менее известных коллег, выразилась в утверждении, что понимание современной системы межгосударственных отношений невозможно без признания центральной роли расы и колониализма[8].
Из их высказываний можно сделать некоторые выводы о том, в какую сторону будут эволюционировать исследования международных отношений в США и Европе.

(см. часть 2)
Ноша историка

Удивительное совпадение.

Удивительное совпадение.

За семь лет до смерти Сталина, 5 марта 1946 года, выступая в Вестминстерском колледже, Фултон, штат Миссури, Уинстон Черчилль обвинил Советский Союз в создании «железного занавеса», а коммунистические партии — в угрозе демократии.

Ни в оценке происходящих после войны событий, ни в масштабах и характере сталинской экспансии Черчилль не ошибся. Он фактически предсказал создание блока тоталитарных государств – марионеток Москвы, и первым призвал Запад осознать угрозу экспансии коммунистической идеологии.







Из речи Черчилля:

Сегодня на сцену послевоенной жизни, еще совсем недавно сиявшую в ярком свете союзнической победы, легла черная тень. Никто не может сказать, чего можно ожидать в ближайшем будущем от Советской России и руководимого ею международного коммунистического сообщества и каковы пределы, если они вообще существуют, их экспансионистских устремлений и настойчивых стараний обратить весь мир в свою веру. Я лично восхищаюсь героическим русским народом и с большим уважением отношусь к моему товарищу по военному времени маршалу Сталину. В Британии — как, я не сомневаюсь, и у вас в Америке тоже — с глубокой симпатией и искренним расположением относятся ко всем народам Советской России. Невзирая на многочисленные разногласия с русскими и всяческого рода возникающие в связи с этим проблемы, мы намерены и в дальнейшем укреплять с ними дружеские отношения. Нам понятно желание русских обезопасить свои западные границы и тем самым устранить возможность новой германской агрессии. Мы рады тому, что Россия заняла принадлежащее ей по праву место среди ведущих стран мира. Мы рады видеть ее флаг на широких просторах морей. А главное, мы рады, что связи между русским народом и нашими двумя родственными народами по обе стороны Атлантики приобретают все более регулярный и прочный характер. В то же время считаю своим долгом обратить ваше внимание на некоторые факты, дающие представление о нынешнем положении в Европе, излагая их перед вами такими, какими их вижу, против чего, мне хочется надеяться, вы не станете возражать.

Протянувшись через весь континент от Штеттина на Балтийском море и до Триеста на Адриатическом море, на Европу опустился железный занавес. Столицы государств Центральной и Восточной Европы — государств, чья история насчитывает многие и многие века,— оказались по другую сторону занавеса. Варшава и Берлин, Прага и Вена, Будапешт и Белград, Бухарест и София — все эти славные столичные города со всеми своими жителями и со всем населением окружающих их городов и районов попали, как я бы это назвал, в сферу советского влияния. Влияние это проявляется в разных формах, но уйти от него не может никто. Более того, эти страны подвергаются все более ощутимому контролю, а нередко и прямому давлению со стороны Москвы. Одним лишь Афинам, столице древней и вечно прекрасной Греции, была предоставлена возможность решать свое будущее на свободных и равных выборах, проводимых под наблюдением Великобритании, Соединенных Штатов и Франции. Польское правительство, контролируемое Россией и явно поощряемое ею, предпринимает по отношению к Германии чудовищные и большей частью необоснованно жесткие санкции, предусматривающие массовую, неслыханную по масштабам депортацию немцев, миллионами выдворяемых за пределы Польши. Коммунистические партии восточноевропейских государств, никогда не отличавшиеся многочисленностью, приобрели непомерно огромную роль в жизни своих стран, явно не пропорциональную количеству членов партии, а теперь стремятся заполучить и полностью бесконтрольную власть. Правительства во всех этих странах иначе как полицейскими не назовешь, и о существовании подлинной демократии в них, за исключением разве что Чехословакии, говорить, по крайней мере в настоящее время, не приходится.

Турция и Персия не на шутку встревожены предъявляемыми им Москвой территориальными претензиями и оказываемым ею в связи с этим давлением, а в Берлине русские пытаются создать нечто вроде коммунистической партии, с тем чтобы она стала правящей в контролируемой ими оккупационной зоне Германии, и с этой целью оказывают целому ряду немецких лидеров, исповедующих левые взгляды, особое покровительство. А между тем, когда в июне прошлого года завершились последние бои, американские и британские войска, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью, отошли к западу на глубину вплоть до 150 миль, причем по всей линии фронта, протяженность которой составляет почти 400 миль, тем самым уступив эту огромную территорию нашим русским союзникам, хотя она и была завоевана армиями западных стран. И если теперь Советское правительство попытается, вопреки желанию Запада, построить в своей оккупационной зоне прокоммунистическую Германию, то это приведет к возникновению в британской и американской зонах новых и очень серьезных проблем, поскольку проигравшие войну немцы увидят в этом возможность стать предметом торгов между Советами и странами западной демократии. Какие бы выводы ни были сделаны из изложенных мною фактов — а ведь это реальные факты, а не мои досужие домыслы,— мы видим сегодня не ту демократическую Европу, ради построения которой сражались в войне. И это не та Европа, которая может стать гарантом прочного мира.
Ноша историка

МАГИЧЕСКАЯ СИЛА СЛОВА

Из послания Президента РФ Федеральному собранию:



«Что касается того, что один человек не может занимать пост президента два и более срока подряд. Не считаю этот вопрос принципиальным, но согласен».

= = = = = = =

На протяжении 20-ти лет и 4-х президентских сроков слово "подряд" в Конституции В. В. Путина не беспокоило абсолютно. Более того, в рокировке с Медведевым в 2008-2012 гг. оно использовалось на все сто процентов по схеме: «более двух сроков подряд – нельзя. Не подряд - можно».

В чем же причина неожиданно возникшего желания избавиться от слова "подряд" сейчас? Почему оно вдруг стало мешать? На ум приходит только одно: двадцатилетний период со словом "подряд" и последующий период, без сакраментального слова - это периоды юридически разные. И потому все нормы сроков пребывания на посту президента после отмены слова, так сказать, обнулятся, и отсчет двух сроков (больше которых пост президента занимать нельзя) начнется заново, с нуля ...

Впрочем, в наших реалиях для того, чтобы остаться президентом де-факто, совершенно не обязательно быть президентом де-юре.

Короче, поправка призвана гарантировать Владимиру Владимировичу либо еще два срока, либо …пожизненное правление в ранге и статусе повыше президентского?
Ноша историка

Немного о существенном


Волков Сергей Владимирович

Разговоров про путинское послание хватит надолго. Но сказать на самом деле можно немного. Это, в общем, логичное и ожидаемое продолжение недавнего предложения убрать из президентских сроков слово «подряд». Путин обозначил примерный способ своего правления после 2024 и именно такой, о котором я 21 декабря писал как о наиболее рациональном (условно «китайско-иранском»).

Президент и премьер превращаются в примерно равновеликие фигуры, не имеющие всей полноты власти, и работающие под надзором «аятоллы». Формальная должность коего прояснится после того, как станут известны поправки относительно полномочий Государственного совета, но, возможно, и какого-то иного органа типа СБ: существенно только сохранение реального контроля над силовыми структурами (тот же Дэн Сяопин в роли «аятоллы» не был ни генсеком, ни президентом, ни премьером, а только председателем Центрального военного совета).

В принципе официальное придание Госсовету решающих полномочий вполне логично, т.к. это именно этот орган (в отличие от шутов из ГД и СФ) состоит из реально значимых высших лиц: кому же и править, как не его главе. В свете этого вопрос о преемнике не принципиален. Это может быть сначала кто-то «временный» из близких ровесников, а по мере одряхления П. и Ко – представитель нового поколения (предположительно из силовиков), а может – и сразу «молодой», которому предстоит пройти проверку первым сроком.

Все остальное не очень существенно. Много говорят о закреплении приоритета внутреннего законодательства. Но всякое «международное право» существует (и не может существовать иначе) лишь как чисто договорное, и не может распространяться на государство, из соответствующих договоров вышедшее. Но П. не хочет выходить даже из СЕ и выбирает вот такую «мягкую» форму, когда «не выходя», в самых необходимых случаях можно «не послушаться».

Еще меньше реального смысла в запрете иноземных ВНЖ. Среди означенных категорий таких очень мало, и это имеет только пропагандистское значение: показать недовольной публике волю к «национализации элиты». На практике ведь дело не в ВНЖ, а в обладании зарубежными активами и собственностью, имея которые, получить ВНЖ «после бегства» ничего не стоит. Надо либо создать условия, исключающие внутренние стимулы непременно заручиться возможностью сбежать, либо полностью запретить не только самим элитариям, но и всем членам их семей владение зарубежным активами, а также проживание семей и обучение детей за границей. Но т.к. ничего подобного осуществлено быть не может, то вопрос о «национализации» в обозримом будущем не стоит.

https://salery.livejournal.com/178951.html
Ноша историка

Августовский путч 1991 года в фотографиях

Оригинал взят у philologist в Августовский путч 1991 года в фотографиях
Августовский путч. Москва, Ленинград. СССР. 18—21 августа 1991 года. Фотограф: Игорь Михалев, Александр Поляков, Владимир Федоренко, Алексей Федосеев



Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy


Ноша историка

Преодоление большевизма и сталинизма в государственной практике.

ИЗ ПРОГРАММЫ ПАРТИИ "ЯБЛОКО":

К большевизму и сталинизму нельзя относиться просто как к фактам истории, которые допустимо оценивать по-разному в зависимости от социального опыта и политических взглядов отдельного гражданина. Коренная особенность большевизма, как и другой тоталитарной идеологии XX века, фашизма, – отрицание морали, следование принципу «цель оправдывает средства», отрицание ценности отдельной человеческой жизни и оправдание любого числа жертв в настоящем построением идеального общества в будущем.

Сталинизм для нашей страны пока еще не далекая история. Это во многом сущность нынешней системы власти, не случайно поощряющей трактовку Сталина в школьных учебниках истории как «эффективного менеджера». Для слишком большого числа людей во властных кабинетах признание сталинского режима преступным означало бы, что и они, и их методы сегодня также преступны и неконституционны. Преодоление сталинизма означает принципиальное изменение нынешнего политического режима и начало построения правового государства.

Преодоление сталинизма и большевизма в России должно осуществляться столь же глубоко и ответственно, как и денацификация после Второй Мировой войны. Без этого, как показал опыт реформ в России в последние 25 лет, движение вперед невозможно. Поэтому необходимо приложить все возможные усилия к проведению в стране информационной кампании, направленной на разъяснение опасности и пагубности для нашего народа большевизма, сталинизма и национализма:

1. Публично рассмотреть и дать на государственном уровне ясную и недвусмысленную правовую, политическую и нравственную оценку насильственного захвата власти, совершенного большевиками в 1917-1918 годах, характера и природы созданного ими политического режима и его последующей деятельности, в частности – террористической политике тогдашних руководителей страны, и прежде всего генерального идеолога и верховного организатора террора – Иосифа Сталина, а также всем конкретным преступлениям (убийствам, арестам, депортациям мирного населения по политическим, этническим, религиозным и другим основаниям), совершенным в этот период. Мы убеждены в том, что террористические деяния этого периода должны быть приравнены к преступлениям против человечности.

2. Четко и недвусмысленно определить сферу правопреемственности современного российского государства. Современная Россия является правопреемницей Российского государства до Октябрьского переворота 1917 года. Российский народ никогда не избирал ни большевиков, ни Сталина на свободных выборах. Большевики узурпировали власть, разогнали Учредительное собрание, избранное на всеобщих, равных, прямых выборах, силой подавили сопротивление и удерживали контроль над страной с помощью террора, возведенного в ранг государственной политики.

Большевистская диктатура остановила естественное историческое развитие нашей страны, на многие десятилетия оторвала Россию от общего для всей Европы пути развития цивилизации. От сделанного огромным трудом российского народа за эти семь десятилетий сегодняшняя Россия не должна и не может отказываться. Для нас бесспорно, что все достижения этих лет – результат гигантской работы конкретных людей: строителей заводов и шахт Кузбасса и Магнитки, солдат и офицеров, победивших фашизм, крестьян, снабжавших фронт хлебом, рабочих тыла, ученых и инженеров – создателей ядерного щита Родины и космических кораблей, великих писателей, композиторов, художников, артистов, спортсменов. Все это состоялось благодаря мужеству и величию нашего народа, но вопреки тоталитарной системе. Победа над фашизмом – подвиг народа, который недопустимо унижать рассуждениями об эффективности всеобщего страха перед заградотрядами НКВД.

Современное российское государство, как и другие независимые государства, возникшие на территории СССР, не несет международно-правовой, юридической и материально-финансовой ответственности за действия незаконного большевистского режима. Однако до тех пор, пока на государственном уровне не будет дана исчерпывающая оценка преступлений большевизма (красный террор, насильственная коллективизация с трагическими последствиями, массовые репрессии, пакт Молотова–Риббентропа, Катынь, аннексия прибалтийских государств и другие преступления), пока не произойдет окончательный разрыв с нелегитимным насильственным режимом – и внутри страны, и за ее пределами, нынешнюю Россию будут отождествлять со сталинским СССР.

3. Осуществить комплекс мер, направленных на искоренение сталинско-большевистской системы управления государством. Принять меры, гарантирующие необратимый отказ от принципа «Цель оправдывает средства» и возведение в высшую ценность всей государственной политики жизнь человека и его достоинства. Не могут сохранять государственные должности чиновники любого уровня, позволяющие себе публично восхвалять или пропагандировать Сталина. Оправдание массовых репрессий, уничтожения миллионов безвинных людей – преступление, которое должно быть включено в уголовный кодекс. Такое же преступление – отрицание факта массовых репрессий, действий по уничтожению социальных групп. В России не должно существовать организаций, называющих себя наследниками ВКП(б) – КПСС и ВЧК – ОГПУ – НКВД – МГБ – КГБ и тем более продолжающих их преступную практику.

4. Реализовать на деле широкую просветительскую программу, объективно раскрывающую сущность истории нашей страны в ХХ веке. Четкая и недвусмысленная квалификация преступлений большевистского коммунистического режима должна быть включена в образовательный стандарт, в соответствие с которым нужно привести школьные учебники, рекомендованные государственными органами к использованию. История советского террора должна стать не только обязательной и значительной частью школьного образования, но и объектом серьезных усилий в области народного просвещения в самом широком смысле слова. Необходимы просветительские и культурные программы, посвященные этой теме, на государственных каналах телевидения, необходима государственная поддержка издательских проектов по выпуску научной, просветительской, мемуарной литературы, посвященной эпохе террора. Нужно создать мемориалы памяти жертв террора, в том числе в помещении Расстрельного дома на Никольской улице в Москве.

5. Проводить последовательную политику очищения названий населенных пунктов, улиц и площадей от имен государственных деятелей – организаторов и активных участников террора. Топонимика не может больше оставаться зоной увековечения памяти преступников. Необходимо избавиться от засилья советских наименований. Должны быть возвращены названия, сложившиеся за многие века российской истории. Из общественных учреждений, культурной и общественной жизни народа должны быть удалены все большевистские и сталинистские символы и влияния.
Партия Путина, коммунисты, националистические и профашистские силы прямо заинтересованы в том, чтобы дискуссий на эти темы не было. Они называют уважение к истории, сочувствие к народу и память о принесенных им жертвах «очернением». Понятно, почему это так: все они пользуются в своей повседневной политике опытом советско-сталинской системы, возрождают ее с учетом сегодняшних реалий, практически открыто желают быть ее наследниками, последователями и охранителями.

Мы убеждены, что полный и абсолютный отказ от сохранения советско-сталинской системы отношения к человеку дает России будущее. Нынешняя архаичная система управления не в состоянии адекватно оценивать новые проблемы и реагировать на них.

Честное отношение к этой проблеме жизненно важно для всех, кому небезразлична судьба России. Именно через культуру памяти можно не только избегать повторения прошлых ошибок, но и взрослеть как общество, ответственно строить свою жизнь, учиться контролировать государство и сберегать мощь народа, формировать современную политическую культуру. Важнейший вывод прошедших 25 лет: слабость систематической борьбы общества, политиков, каждого из нас с методами и подходами сталинизма и большевизма в нашем государстве привело к сегодняшним проблемам, трагедиям и тупику развития.

Правящий класс и политическая элита такие, какими мы позволяем им быть. Мы, граждане, весь народ в целом, безусловно, ответственны за то, что с нами происходит. До тех пор, пока это не понято, не усвоено, не принято на уровне главных смыслов общественной жизни, мы вместе со своей страной будем попадать в новые трагические ловушки.

Если те, кто находится у власти, лишены нравственных ориентиров в политике, то в условиях кризиса их жестокость в отношении людей будет расти. Об этом нужно громко и ясно говорить как о главном, наиболее существенном для сегодняшней жизни и будущего нашей страны. Положив уважение и сострадание к людям в основу народного понимания истории, мы добьемся того же подхода и в современной политике.

http://www.yabloko.ru/program#_Toc459908183
Ноша историка

О мухах-жужуньях и прочих шалуньях



Пародийный ответ на прохановские вирши:



С тех пор, как у меня на сердце лед,
Мне другом стал один гранатомет.
Лети, лети, печальная граната,
За Терек, за Дунай — до штаб-квартиры НАТО...

И пусть враги услышат чутким ухом,
Как я пускаю преданную «муху».
Жужжи, жужжи, веселая шалунья.
Пусть враг не доживет до новолунья...

Боже правый, сладчайший Христос,
Я Тебе автомат мой принес.
Серафим шестикрылый пернатый,
Положу пред тобою гранаты.

Чудотворный Никола, прости,
Я забыл пистолет принести.
Пройдет зима, наступит лето,
И ты услышишь песню пистолета...

Не говорите нам, что мы фашисты.
У нас в Рязани яблони душистые.
У нас в полку слагают песни вольные
Орудья нарезные, гладкоствольные...

Оттого моей невесте милой
Приказал я долго не тужить,
На мою солдатскую могилу
Аленький цветочек положить.


= = = = = = = = = = = = = = = = = = =
= = = = = = = = = = = = = = = = = =

Проханов пригрозил вражине-НАТО
Орудьем, пистолетом и гранатой.
Увы, зима прошла, настало лето –
Его не славит партия за это!

Дожил подлейший враг до новолунья;
Не долетела шустрая шалунья.
Молчит в печали и Никола чудотворный,
Узрев залп неумелый и позорный.

Напрасно серафим с испугу пукнул,
Когда Проханов мухою жужукнул.
Не прозвучала песня пистолета!
Нет от врага привета, нет ответа!

Врагу коварному ни холодно, ни жарко,
Что им грозит Проханов столь дебильно-ярко.
У блока НАТО ведь свои есть выкрутасы:
В Рязани – яблони, а у вражины - ананасы.

Там есть ведь гангстеры, как и у нас громилы;
Есть там и олухи, как и у нас - дебилы.
Им поцелуй невесты сладких уст.
Заменят прелести Кончиты Вурст.