Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Ноша историка

О СИМВОЛАХ И НЕ ТОЛЬКО

О символах и не только

В. Г. Хандорин

Согласен с уважаемым мною (при всех разногласиях) Дмитрием Тараториным, что Белое движение представляло задушенную большевиками попытку формирования русской нации в полноценном значении этого слова, поскольку в добрые старые времена нация не успела сформироваться как следует. До революции в рамках одного этноса параллельно существовали две "прото"нации - узкий (хотя и постепенно расширявшийся после Великих реформ 1860-х годов) слой русских европейцев, создавший великую культуру, но в значительной степени оторванный от народа и бредивший западными идеями либерализма и социализма, и огромная инертная, невежественная масса народа, понемногу выходившая из-под сдерживающего влияния церкви. А каждое движение, как и каждую эпоху, олицетворяют конкретные герои-символы (или антигерои). Для ранней Империи такие символы - крутой реформатор Пётр и блестящая великая Екатерина, для поздней Империи с её достижениями и противоречиями - подавший почин Великим реформам Александр Освободитель, несчастный мученик Николай II и образец государственного менеджера Столыпин, для русского либерализма - превосходный историк, хороший оратор, сомнительный политический теоретик и неудачливый политик Милюков, для русской социалистической демократии - блестящий оратор и абсолютно провальный политик, "маятник" Керенский (основные качества которого, помимо умения красиво говорить, повторил на очередном витке исторического развития Горбачёв), для большевизма и его преступлений - Ленин и Сталин (но и Троцкий тоже), для Белого движения - прежде всего Колчак. Потому, что 1) был признанным всеми Верховным правителем - знаменем движения, 2) обладал необходимой харизмой, 3) в полной мере выражал Белую идею, 4) был прагматиком государственного строительства, 5) трагически закончил жизнь. По поводу п. 4 многие кинутся возражать, что вот-де Будберг и некоторые другие обзывали его идеалистом, полярным мечтателем, что порядку-де не было и т.д. А где был порядок - у красных? И у них его, даже с точки зрения тоталитарной системы, ещё не было, в Гражданской войне все режимы находились ещё в стадии становления и носили частичные элементы хаоса. У Врангеля в Крыму? Но Крым - это маленький пятачок, а Колчак и Деникин распоряжались огромными территориями с плохими (особенно в Сибири) путями сообщения. Особенно нагляден прагматизм Колчака при сравнении с Деникиным: не страдая либеральными комплексами, формировал администрацию из профессиональных чиновников, жандармов и полицейских "царского режима" (у Деникина, в силу его недоверия ко всем старорежимным кадрам, кроме военных и юристов, гражданская и полицейская администрация заполнялись в значительной степени проходимцами), наладил (с помощью союзников) относительный порядок на железной дороге, раньше и глубже, чем на Юге при Деникине, разрабатывались злободневные законы и т.д. А.И. Деникин, при всех его военных достоинствах и несмотря на то, что командовал сильнейшей и образцовой из белых армий в период её наибольших побед и тоже на весьма обширной территории, не обладал ни харизмой и популярностью, ни полноценным пониманием задач политики и гос. строительства. Корнилов и Врангель имели харизму и были популярны, и оба также могут считаться символами, но первый - это ещё самая заря Белой борьбы, а второй - её закат. Многочисленные в свете традиции южнорусской эмиграции и "сказаний парижских таксистов" ("харбинские таксисты", в отличие от них, оставили меньше мемуаров) поклонники П.Н. Врангеля возразят, что именно он был идеальный администратор и политик, с учётом закона о земле и проч. Не отрицая административных талантов барона, замечу, однако, что 1) Крым - маленький пятачок, это не огромная территория от Тихого океана до Камы, башкирских и казахских степей, 2) закон о земле (гарантировавший нерушимость "чёрного передела" за компенсацию экс-владельцам) безнадёжно запоздал, а в 1919-м (когда МОГЛО быть не поздно) не только Колчак и Деникин, но и Врангель ещё не помышляли о таком (тогда белое командование было в плену идеи компромисса с частичным возвратом земли помещикам). Безусловно, Белое движение дало и плеяду ярких героев, самые прославленные из которых - Марков и Каппель, но это всё-таки образцовые полевые командиры, служившие примером своим войскам и до конца исполнявшие долг, но не более.

https://64vlad.livejournal.com/369774.html
Ноша историка

Всеобщий расизм - новая версия американского культурного доминирования (часть 2)



Во-первых, расовый фактор становится основным в исследовании международных отношений, по крайней мере со времени образования национальных государств, а, возможно, и ранее. Как пишет профессор университета Сассекса Гурминдер Бхамбра, «раса – не фактор, который проникает в так называемые национальные государства извне. Скорее расовая проблема присуща им с момента их возникновения как имперских политий, и они продолжают воспроизводить основанные на расе иерархии до сегодняшнего дня»[9]. Расизм, таким образом, становится основным фактором общественного развития (по крайней мере, с Нового времени), чем-то вроде классовой борьбы в марксизме, эдипова комплекса во фрейдизме или гендерного неравенства в феминизме.

Расы и расизм будут искать всегда и везде, даже где их никогда не было, так же как марксисты повсюду искали классы и классовую борьбу.

Во-вторых, расизм будет пониматься крайне расширительно – не в обычном понимании как теория превосходства одной биологической расы над другой, но как любая попытка обосновать доминирование или просто «прогрессивность» Запада. С этой точки зрения расизм – не только идеология Ку-клукс-клана или колониальная теория «бремени белого человека», но и теория демократии как высшей формы политической системы, рыночной экономики, прав человека и вообще всего, что изобретено на Западе.

В-третьих, расовая теория наслоится на все прочие «прогрессивные» принципы, типа «гендерного неравноправия», исламофобии, угнетения сексуальных меньшинств, классового и социального неравенства, станет для них основной и потребует перестроиться в соответствии с ней. Как утверждает преподаватель Лейденского университета Винет Тхакир, «раса почти всегда работает вместе с другими категориями: кастой, классом, цивилизацией – и в сегодняшнем контексте, расистски воспринимаемом мусульманином». А феминистка из того же университета Карен Смит уже готова исправить и собственную теорию в соответствии с новыми веяниями. Она осуждает даже прогрессивную «феминистскую внешнюю политику» Швеции и не даёт Западу право гордиться своим феминизмом, потому что его отсутствие в незападных странах – вина самого Запада, в котором дела тоже не так уж хороши: «Доминирующее направление феминистской внешней политики серьёзно не рассматривает расовые последствия колониализма, приведшие к условиям, благоприятным для гендерной дискриминации в развитых экономиках… Страны с феминистской внешней политикой часто апеллируют к собственному опыту как позитивному примеру для других. Между тем гендерная дискриминация – универсальна, и часто меньшинства в развитых экономиках серьёзно ущемлены из-за повального расизма и ксенофобии»[10].

В-четвёртых, западоцентризм будет «исправляться» в общих рамках борьбы с расизмом. По мнению Винета Тхакира, «для анализа расовых конструкций мира исследователи должны обратить свой научный взор за пределы США и Британии. Как бы ни были важны американская и британская перспективы для понимания расы и её роли в создании области международных отношений, изучение только этих перспектив исключает народы остального мира». При этом вклад незападных государств и народов будет преувеличиваться, чтобы уравновесить или даже превзойти роль Запада, как предполагает идеология. Например, доцент Американского университета Рэндольф Персауд утверждает, что «именно низшие в глобальной системе и исторически маргинализированные народы заставили международную систему принять тот уровень демократического управления, который в ней существует» [11].

В-пятых, на смену доминирующим со времён Просвещения расистским западоцентричным теориям поступательного прогресса придут различные формы релятивизма. Все по-своему хороши и прогрессивны, и все, от людоедов до космонавтов, вносят свой вклад в многоцветную и гармоничную жизнь счастливого человечества. Как пишет Сейфудин Адем, «претензиям культуры Запада на универсальное значение бросают вызов культурный релятивизм (то, что был значимо для одного западного общества, не было значимо для других), исторический релятивизм (то, что значимо для Запада в начале ХХ века не значимо в начале ХХI века) и эмпирический релятивизм (Запад часто не соответствовал собственным стандартам, а иногда этим стандартам больше отвечали другие общества)… Безусловно, происходит отказ от процесса, делающего нас всех выглядящими одинаково (гомогенизация), и одновременно одного из нас боссом (гегемонизация). Нынешняя эра – эра, когда Запад ушёл в оборону». Он мечтает о создании «истинно глобальной деревни, основанной не на культурной иерархии, но на… комбинации глобального фонда достижений и локальных фондов отличных друг от друга инноваций и традиций»[12].

В-шестых, в соответствии с новой теорией будут меняться принятые сегодня термины и произойдёт полный пересмотр терминологии, в которой закреплена расовая дискриминация и «белое доминирование». Например, по мнению старшего преподавателя университета Портсмута Оливии Рутазибвы, исследователям международных отношений необходимо отказаться от термина «помощь» и говорить вместо этого о расизме и «репарациях».
В-седьмых, новая идеология ориентирует специалистов не изучать международные отношения, но исправлять их. Учёные должны не только давать идеологически верные моральные оценки, но и стать активистами, так как тот, кто активно не борется с расизмом – сам латентный расист. Кто не с нами – тот против нас, и отсидеться никому не удастся. Как гласит один из распространенных постулатов новой идеологии, «молчание – это насилие», то есть за попытку уйти в тень будут судить так же, как за контрреволюционную деятельность. «Исследователи международных отношений, ставящие расу, расизм и колониализм в центр анализа, знают, что это требует большего, чем верная оценка прошлого. Исследовательский императив заключается в изучении и критической оценке современной международной системы, построенной на расовом капитализме, а также создании образа альтернативы», – пишет Рутазибва[13]. В советской идеологии это называлось проявлять классовую сознательность и общественную активность. Карл Маркс, как известно, требовал от философии не объяснять, а изменять мир, а директриса средней школы, где я учился, развивала эту мысль, говоря, что математика – наука партийная.

В-восьмых, как будут поступать с несогласными, ясно из высказывания Адема, которое заставляет вспомнить о принудительном лечении диссидентов в советских психбольницах: «Многие в мире считают, что с моральной болезнью расизма необходимо бороться так же настойчиво, как с физической болезнью, которая широко распространилась сегодня по земному шару»[14].

Подобно всякой идеологии, новая теория всеобщего расизма состоит их трёх частей: элементов верных и обоснованных, элементов бессмысленных и элементов откровенно абсурдных, крайне вредных и опасных. Как и применение всякой идеологии на практике, осуществление этой вместо решения реальных проблем приведёт к возникновению ещё больших. Проблема белого расизма действительно существовала, но лишь определённый исторический период (XIX – начала XX века) и только в некоторых странах Европы и США. В других частях света расизм как идея превосходства по признаку цвета кожи большую часть истории вообще отсутствовал. Не было её ни в великих древних империях, ни в средневековье, ни в большинстве стран и регионов мира в более поздние времена. Нет нигде белого расизма и сегодня, в том числе и в Соединённых Штатах и Европе, по крайней мере, в виде сколько-либо влиятельного политического течения или тем более государственной политики. Есть лишь довольно маргинальные расистские группы, гораздо более распространён набирающий силу чёрный расизм. Последние государства, основанные на расовой сегрегации (Родезия и ЮАР), исчезли в ХХ веке.

Конечно, различные формы дискриминации были, есть они и сейчас. Народы и их части дискриминировались по этническому, социальному, сословному, религиозному и другим признакам. Всегда существовала ксенофобия, идеи культурного и цивилизационного превосходства (как, например, в Древней Греции или традиционном Китае), превосходства религии (например, в христианской Европе или мусульманской Азии) или политического устройства («западной демократии» или советского «социализма»). Всё это могло приводить к международным конфликтам, однако называть их причиной расизм совершенно необоснованно и в научном плане это приведёт к неверным объяснениям и непониманию реальности, в том числе и политиками. Так всегда случалось с идеологами, например, советскими руководителями, которые не могли понять, почему мир не тянется к самому прогрессивному социалистическому государству, или с американскими идеологами демократизации, неспособными объяснить нынешний кризис доверия к их якобы идеальной политической системе.

Зачем же надо сегодня поднимать на щит несуществующий белый расизм, если и живой ещё в отдельных медвежьих уголках США, то уж точно не оказывающий влияния на внешнюю политику? В этом на Западе заинтересованы два движения, слившихся в один мощный поток.
Первое – это левые силы, всегда существовавшие там в довольно маргинальном виде, но значительно укрепившиеся в последние десятилетия за счёт новых сторонников. Это люди, недовольные глобализацией, не находящие себя в олигархических многонациональных компаниях, которые обеспечили себе и своим сотрудникам огромные сверхдоходы, но в то же время сохраняющие приличный уровень жизни и завоевавшие систему образования, прежде всего, университеты. Это дети либералов поколения хиппи: некоторые из них стали профессорами, другие пошли в либеральные партии.

Фёдор Достоевский отлично описал эти два поколения в России: старые либералы и молодые революционеры. И те, и другие выступают за леволиберальные ценности, хотят перестроить общество «по справедливости», но молодёжь не может больше ждать, считает, что хуже быть не может, поэтому нынешнее дьявольское общество надо решительно уничтожать. Отсюда и нежелание осуждать погромы и погромщиков, которые, как говорил Михаил Бакунин, разрушая общество, становятся естественными союзниками революционеров.

Второе – это эмигранты из бывших колоний и их потомки, которые принесли с собой в западные университеты и политическую жизнь «постколониальный синдром» – миф о том, что Запад всё время всех только завоёвывал и угнетал, незападный мир жил до колониализма в достатке, мире и гармонии, а потом западные завоеватели принесли с собой страшный застой и унижения, вывезли ресурсы, поэтому бывшим колониям теперь все кругом должны. В действительности колониализм был весьма малоприятным явлением, но рассматривать его необходимо в историческом контексте, как и доколониальный период в жизни незападного мира надо изучать объективно. Незападные державы и народы точно так же, как и Запад, часто завоёвывали и угнетали друг друга, а рабство там существовало и без Запада.

Эта идеология «третьего мира», часто оправдывавшая собственную неспособность создать эффективную экономику и политическую систему, до недавнего времени в основном служила легитимации местных, часто коррупционных правящих элит в постколониальных государствах, и на Западе особом влиянием не пользовалась. Прилив эмигрантов в Европу и США, в том числе и в университеты, перенесло её на Запад, где она слилась с местной левой идеологией и её носителями. Правоглобалистская экономическая политика, доминировавшая на Западе после распада СССР, воспринятого там как конец незападной истории и триумф «рыночной экономики» и «западной демократии», в действительности расширила социальную базу левоэмигрантской идеологии. В Америке борьба с расизмом всегда была её частью. Из Соединённых Штатов как культурного центра Запада теория расизма в качестве основы леволиберальной идеологии стала распространяться и в Европу, где исторически у белого расизма корней было гораздо меньше. Теперь борьба с расизмом – это уже мода, распространяющаяся как снежный ком, которая постепенно заслоняет и подминает под себя другие элементы левого либерализма, делая их своими частями: феминизм, идеологию ЛГБТ, борьбу с «исламофобией», ненависть к Израилю и так далее.

Что же делать со всем этим нам, российским специалистам по международным отношениям? Прежде всего, отдавать себе отчёт в серьёзности ситуации и прийти к нескольким выводам.

Первое. Запад (США и Европа) не являются более свободными обществами. Как ни тяжело это будет признать многим нашим политологам и международникам, всю свою карьеру выстроившим на копировании западоцентристских теорий, факт этот отрицать уже довольно сложно. По определенным параметрам уровень свободы в Соединённых Штатах и Западной Европе, конечно, выше, чем в ряде других стран мира. Но общий баланс уже далеко не так однозначен, как несколько десятилетий назад. В сравнении, например, с Россией, современные США, возможно, выигрывают в смысле политических свобод, сохраняют значительное преимущество в области разделения властей и независимости суда. Однако в сфере общей свободы слова Россия гораздо более свободна, чем Соединённые Штаты. В ней нет «культуры запрета» (кампании по всеобщему осуждению и бойкоту человека, высказавшего «неправильное» мнение в соцсетях), не осуждают здесь за «культурную апроприацию» (например, исполнение песни другой национальности) и многое другое.

Второе. Гораздо свободнее в России и университеты, которые в США и Западной Европе превратились в места, где преподавателей и студентов заставляют каяться и исключают за неосторожно сказанное слово. Вот один из последних примеров: 19 июня 2020 года уволена декан школы подготовки медсестер Массачусетского университета. Её вина состояла в том, что, осуждая в электронном сообщении насилие против чернокожих, она написала неправильный лозунг: не только «Черные жизни имеют значение», но и «Все жизни имеют значение». Её немедленно сняли с должности после жалобы студента на узость ее мышления[15]. Чуть ранее, в феврале, руководитель магистратуры, профессор журналистики университета Оклахомы Питер Гейд, критикуя термин «бэйби бумер», сравнил его со словом «на букву н» (то есть с давно запрещённым словом «негр», или, хуже того, «ниггер»). Оказалось, что подобные слова нельзя употреблять совсем, даже в качестве негативного примера. Профессор Гейд, несмотря на быстрое покаяние (привет «культурной революции») был отстранён от преподавания и послан на курсы «культурно компетентной коммуникации» и занятия, проводимые Офисом Разнообразия, Равенства и Инклюзивности (привет Джорджу Оруэллу)[16]. И таких примеров в сегодняшних США – сотни. В России на подобные «преступления» никто даже внимания не обратит. В отечественных вузах практически нет практики «непредоставления платформы» людям с неправильными взглядами на вопросы развития общества или «безопасных пространств», смысл которых сводится к тому, что студентам нельзя говорить ничего, что могло бы каким-то образом обидеть или задеть кого-либо (например, интересоваться национальностью или родным языком других).

Третье. Из-за общественной цензуры и самоцензуры западная гуманитарная наука превращается в откровенную идеологию, а её продукты – в набор идеологических штампов. Ориентироваться на неё бессмысленно. Конечно, знать о том, что в ней происходит, нужно, но ориентировать всю российскую науку на публикации в подцензурных западных журналах – контпродуктивно и вредно. Это сделает российские исследования гораздо менее свободными и самостоятельными. Если уж и публиковать работы на английском языке, то есть намного более привлекательные возможности: например, Индия, где обстановка в вузах гораздо демократичнее. Более того, российские исследовательские центры, университеты и научные журналы, особенно те, что выходят на английском языке, в новой обстановке могут оказаться уникальной свободной территорией и активно привлекать подвергнувшихся остракизму по идеологическим причинам западных коллег, которым запретили преподавать или которые затрудняются публиковать свои труды на родине.

Четвёртое. Проблема западоцентризма в современных международных исследованиях, действительно, существует. Совершенно верно, что практически все теории международных отношений, как и прочие теории общественных наук, имеют своей основой просвещенческую парадигму социального прогресса, передовым отрядом которого была Европа, а затем – США. Но идеология всеобщего расизма не только не решает этой проблемы, но, экстраполируя локальную американскую и частично западноевропейскую проблему расизма на всю мировую историю, раздувая её до размеров основного, доминирующего фактора общественного развития, по сути, закрепляет американоцентризм. Это типичный пример давно известного в политологии явления – закрепления старой системы представлений путём отрицания её с обратным знаком, но при сохранении её структуры. Белый расизм здесь меняется на черный, западоцентризм – на незападоцентризм, при этом сама идея превосходства рас, а также прогрессивных и регрессивных частей света сохраняется. У прежних расистов белая раса несла свет цивилизации отсталым народам мира. У новых она только и делала, что порабощала у уничтожала другие расы, которые жили бы без неё в идеальном мире и согласии, и только это насилие и следует изучать в международных отношениях.

Пятое. В критике этого нового американоцентризма и обратного расизма, в деле сохранения объективности и нормальности в международных исследованиях российские ученые могут сыграть ведущую роль, опираясь на собственную традицию и присущую ей интернациональность. Делать это необходимо, сохраняя традиции дисциплины, причём делать не бесцеремонно, но решительно, называя безграмотную чушь тем, чем она является. Кадровый отбор в западных университетах начинает действовать так же, как в сталинском СССР – продвигают тех, кто громче кричит лозунги, а это, естественно те, кто неспособен вести серьёзные исследования, но видит новый, более простой путь делать карьеру. Противников увольняют, и даже тот, кто в душе не согласен, вынужден делать правильные заявления и прикидываться активным борцом за новые идеалы.

В России, где государственного или политически значимого расизма никогда не было, не стоит по указке с Запада срочно искать его повсюду – так, как особо ретивые западники ищут в ней постоянное угнетение женщин или гомосексуалистов. Это, конечно, не значит, что в России не было других видов угнетения: было в ней и сословное, и религиозное неравенство, и крепостное право (почти рабство), но ни один из них не был основан на расизме. Ещё в XVIII в веке чернокожий Абрам Ганнибал дослужился в России до генеральского звания, занимал высокие государственные должности, и никто не придавал этому особого значения. А уж бурятов, калмыков и других представителей монголоидной расы среди российской элиты всегда было предостаточно. Исправлять западоцентристский уклон нужно не борьбой с несуществующим расизмом, а совершенно другим способом: постепенно вводя в преподавание истории и международных отношений больше информации о незападном мире. Но изучать незападный мир необходимо объективно, а не подгоняя под новую идеологию.

Шестое. В изучении международных отношений необходимо опираться как на существующие западные теории, так и на собственную российскую школу, которая нисколько не уступает западной. Кроме того, необходимо включать в общетеоретические построения больше незападных подходов – современных и традиционных (например, китайских, индийских, бразильских). Это расширит российский взгляд и сделает его более объективным. К тому, что происходит на современном Западе, надо относиться с печалью и надеждой на то, что западная наука окончательно не свернёт на путь идеологизации и не превратится в новую лысенковщину от антирасизма.

Данная статья подготовлена при грантовой поддержке Факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в 2020 году. Статья будет опубликована в следующем номере журнала «Россия в глобальной политике».


СНОСКИ
[1] Margaret Hedeman and Matt Kristoffersen, “Art History Department to Scrap Survey Course,” Yale News, January 24, 2020. URL: https://yaledailynews.com/blog/2020/01/24/art-history-department-to-scrap-survey-course/
[2] Editorial, “Science Has a Racism Problem,” Cell, 181, June 25, 2020. P. 1443. URL: https://www.cell.com/cell/pdf/S0092-8674(20)30740-6.pdf
[3] Alison Howell and Melanie Richter-Montpetit, “Is securitization theory racist? Civilizationism, methodological whiteness, and antiblack thought in the Copenhagen School,” Security Dialogue, vol. 51(1), pp. 3–22. First published online August 7, 2019.
[4] URL: https://twitter.com/meredithloken/status/1268544801726763012
[5] James Goldgeier, Carmen Iezzi Mezzera, “How to Rethink the Teaching of International Relations,” Foreign Policy, June 12, 2020. https://foreignpolicy.com/2020/06/12/how-to-rethink-the-teaching-of-international-relations/
[6] Kelebogile Zvobgo, Meredith Loken, “Why Race Matters in International Relations: Western dominance and white privilege permeate the field. It’s time to change that,” Foreign Policy, June 19, 2020. URL: https://foreignpolicy.com/2020/06/19/why-race-matters-international-relations-ir/
[7] Там же.
[8] Gurminder K. Bharma, Yolande Bouka, Randolph B.Persaud, Olivia U. Rutazibwa, Vineet Thakur, Duncan Bell, Karen Smith, Toni Haastrup, Seifudein Adem, “Why Is Mainstream International Relations Blind to Racism? Ignoring the central role of race and colonialism in world affairs precludes an accurate understanding of the modern state system,” Foreign Policy, July 3, 2020. URL: https://foreignpolicy.com/2020/07/03/why-is-mainstream-international-relations-ir-blind-to-racism-colonialism/
[9] Там же.
[10] Там же.
[11] Там же.
[12] Там же.
[13] Там же.
[14] Там же.
[15] Vandana Rambaran, “Dean fired after saying ‘Black lives matter, but also, Everyones life matters’ in email, ” Foxnews.com. URL: https://www.foxnews.com/us/dean-fired-after-saying-black-lives-matter-but-also-everyones-life-matters-in-email
[16] Scott Jaschik, “Professor Removed From Teaching This Semester After Using N-Word,” Inside Higher Ed, February 17, 2020. URL: https://www.insidehighered.com/quicktakes/2020/02/17/professor-removed-teaching-semester-after-using-n-word
https://globalaffairs.ru/articles/teoriya-rasizma-novaya-versiya/?fbclid=IwAR3GB_-a0bus54ZrCFEp7ogUe_hdmXQPcRzAbhYKHwczgLAkSBK6e3d8p7k#_ftn1
Ноша историка

Всеобщий расизм - новая версия американского культурного доминирования.



В России, где государственного или политически значимого расизма никогда не было, не стоит по указке с Запада срочно искать его повсюду. Исправлять западоцентристский уклон нужно не борьбой с несуществующим расизмом, а совершенно другим способом: постепенно вводя в преподавание истории и международных отношений больше информации о незападном мире.

Нынешняя «антирасистская» кампания в Соединённых Штатах – пик долгой эволюции американского общества в сторону принятия и распространения определённой системы взглядов. Формировалась она уже давно, однако до недавнего времени не вызывала серьёзных опасений за рубежом. Между тем США оказывают значительное культурное влияние в глобальном масштабе, поэтому упомянутая система распространяется на весь мир, а в случае её утверждения в мировом сообществе способна превратить его в место, где существовать и действовать будет довольно сложно. По сути, на нас надвигается новая всеобъемлющая тоталитарная теория, согласно которой все общественные и исторические явления нужно будет анализировать с «расовой» точки зрения – так же, как марксисты анализировали их с точки зрения «классовой борьбы».
Начавшись с требований квот для людей с чёрным цветом кожи во всех сферах жизни, из-за чего работники подбираются не по квалификации, а на основе расы (что как раз и является отъявленным расизмом), кампания перешла к совершенно абсурдным, но уже выполняющимся требованиям запретить некоторые не имеющие никакого отношения к цвету кожи слова, типа «чёрный», «белый», «хозяин» в словосочетаниях «чёрные списки», «белые списки», «хозяйская спальня» и так далее. Появилось даже требование исправить правила шахмат, потому что там первый ход делает тот, кто играет белыми фигурами. Это было бы простым курьёзом, если бы новая идеология не распространялась настойчиво и последовательно, захватывая страны и континенты. Вероятно, ранние труды Ленина и его коллег о том, что вся мировая история – это война классов, также считались образованными людьми забавным казусом, представители образованного класса на первых порах заигрывали с марксистами, а политики и олигархи мейнстрима предполагали использовать их в своих интересах. Кончилось всё гражданской войной, высылкой бывших сторонников-профессоров за границу, лагерями и расстрелами несогласных, а потом и согласных.

Постепенно «борьба с расизмом», как и положено тоталитарной идеологии, захватывает всё больше сфер и отменяет целые отрасли знания. В США и Европе уже фактически запрещены антропология в части исследования рас и различий между ними.

Получается абсурдная ситуация: с одной стороны, согласно идеологии, одни расы угнетают другие, с другой – изучать, в чём состоят различия между ними, нельзя, потому что это – расизм.

В январе 2020 г. Йельский университет отменил пользовавшийся много лет большим успехом базовый курс «Введение в историю искусства: от Ренессанса до настоящего времени» – за то, что был слишком европоцентричен. Согласно заявлению руководителя департамента истории искусств Тима Бэрринджера, новый курс, который планируется разработать только через несколько лет, будет учитывать взаимодействие европейского искусства с неевропейскими традициями, а также будет рассматривать искусство в его связи с «проблемами пола, класса и расы», изучать его роль в западном капитализме и, конечно же, ключевой темой станет изменение климата[1]. Вряд ли собственно истории искусства останется место в столь обширной и политически корректной программе.

Теперь, однако, обвинения в расизме распространяются не только на отдельные отрасли знания, но и на науку в целом. Согласно новой идеологии, если в вашей отрасли нет или недостаточно исследователей с чёрным цветом кожи, то вся она насквозь расистская. При этом, как и положено при тоталитаризме, виновные начинают каяться. Вот характерный отрывок редакционной статьи влиятельного американского журнала “Cell” («Клетка») о проблемах биохимии, генетики и молекулярной биологии:
«Мы – редакторы научного журнала, посвящённого публикации и распространению существующих трудов, охватывающих биологические науки. Мы – 13 учёных. Ни один из нас не является чернокожим. Недостаточная представленность чернокожих учёных характерна не только для нашей команды, но и для авторов, рецензентов и консультативного совета. И мы не одни. Переводить вину на других, указывать на то, что журнал является отражением научного истеблишмента, приводить статистические данные – просто. Но именно эта эпидемия отрицания той неотъемлемой роли, которую играют все и каждый члены нашего общества в поддержании статус-кво своим отказом от активной борьбы с ним, позволила процветать открытому и системному расизму, калеча жизни и делая непригодными средства существования чёрных американцев, включая чёрных учёных. В науке существует проблема расизма»[2].

Далее редакторы журнала делают антинаучное, но вполне политически корректное заявление о том, что «раса не определяется генетически», и намечают ряд мер по самоисправлению, суть которых сводится к принятию чёрных американцев в редакционный совет и первоочередной публикации статей чернокожих авторов. Возможно, для непуганых американцев эти рассуждения звучат прогрессивно. Но тем, кто знаком с историей Китая, они сильно напоминают покаяния времён «великой пролетарской культурной революции». А нам в России – классовый подход большевиков к науке, которые также продвигали «правильные кадры», правда, по принципу не цвета кожи, а социального происхождения. Я ещё сам хорошо помню времена, когда в анкете при поступлении в университет или на работу мне приходилось заполнять графу «социальное происхождение». То, что я происходил «из служащих», было не очень хорошо, потому что те, кто был «из рабочих», пользовались преимуществом. В науке подобный подход привёл к страшным катастрофам, таким, например, как возвышение небезызвестного Трофима Лысенко, объявившего генетику «продажной девкой империализма». В результате передовая советская генетика погибла на долгие годы, а многие выдающиеся учёные сгинули в сталинских лагерях. Американским генетикам неплохо было бы помнить эту историю.

Тоталитарная тенденция приходит и в общественные науки, в том числе в исследования международных отношений. Когда несколько месяцев назад группа сторонников новой идеологии обвинила в расизме, «методологической белизне» и «античёрной мысли» влиятельную Копенгагенскую школу и её лидеров Оле Вевера и Барри Бузана, которые в последнее время как раз занимаются изменением западоцентристского уклона в теории международных отношений, это показалось курьёзом. Однако настораживало два момента. Во-первых, статья с критикой их теории «секьюритизации» была опубликована одним из ведущих журналов отрасли – издающимся в США “Security Dialogue”. Во-вторых, в статье, собственно, их теория совершенно не обсуждалась по существу. Критика была построена по хорошо знакомой нам в России схеме статьи журнала «Коммунист» о вредной буржуазной философии. Основная мысль сводилась к тому, что «большая часть ортодоксальной и критической социальной и политической мысли Запада основана не просто на европоцентричных, но расистских, а конкретно – белых расистских эпистемологических и онтологических предпосылках»[3].

Доказывали они её примерно так: авторы, говорившие когда либо о прогрессивности Запада или в западной цивилизации по сравнению с другими, в том числе сторонники Просвещения, виновны в «цивилизационизме» (идея превосходства одной цивилизации над другой), основа «цивилизицианизма» – расизм, поэтому все теоретики, говорящие о преимуществах западной политической системы (Томас Гоббс, Эмиль Дюркгейм, Карл Шмитт, Ханна Арендт, Мишель Фуко и другие) – расисты, а те, кто на них ссылаются, тоже расисты.
Совершенно ясно, что аргументация эта к научному анализу не имеет никакого отношения.

Во-первых, авторы не дают определения расизму и используют термин «расист» для обозначения любого, с кем они не согласны, точно так же, как большевики использовали термин «враг народа».

Во-вторых, если говорить по сути дела, то вовсе не все сторонники просвещения были цивилизационистами (Руссо, например, вообще выступал против цивилизации, а Вольтер – даже приукрашивал Китай, ставя его в пример Франции).

В-третьих, теория о превосходстве Запада вовсе необязательно связана с расизмом, она может быть построена на совершенно иной основе (например, религиозной или стадиальной).

В-четвёртых, цитирование кого-либо, пусть даже расиста, совершенно не означает, что цитирующий тоже расист: на определённом этапе такие взгляды на Западе были широко распространены, поэтому в какой-то степени практически все были расистами, и значит, нам надо полностью отказаться от изучения многих предшественников. Как и полагается для таких поделок, статья была написана с множеством фактических ошибок и неверных интерпретаций. Например, высказывания некоторых авторов, которые Вевер и Бузан приводили с целью подвергнуть их авторов критике, авторы статьи выдают за иллюстрацию взглядов Копенгагенской школы.

Дальнейшее развитие событий показало, что публикация в “Security Dialogue” – отнюдь не отдельный курьёз. После начала новой волны «антирасистских выступлений» в США, поднявшейся из-за гибели 25 мая Джорджа Флойда, труды подобного содержания стали публиковаться в большом количестве и из экзотики превратились в повседневность.

4 июня никому не известная преподаватель Массачусетского университета Меридит Локен написала в своем Твиттере: «Раса – не “один из подходов” к международным отношениям, на который можно потратить неделю аудиторного времени. Раса – неотъемлемая часть современной системы государств, дипломатии, конфликтов, торговли, глобального управления. Раса – ключ к пониманию того, как развивалась теория международных отношений и вытекающих политических рекомендаций»[4].

В другой обстановке это довольно бессмысленное заявление, вероятно, осталось бы очередной попыткой недавнего студента создать общую теорию всего на свете на основе единственного известного ему принципа, но оно попало в струю. Через несколько дней в статье, опубликованной на сайте влиятельного журнала “Foreign Policy”, близкого к лево-либеральному истеблишменту, его поддержали известный международник, сотрудник Института Брукингса и бывший декан Школы международной службы Американского университета Джеймс Голдгейер и исполнительный директор Ассоциации профессиональных школ по международным отношениям Кармен Меззера. В программной статье «Как переосмыслить преподавание международных отношений» они, соглашаясь с Локен, заявили, что программы дисциплины теперь необходимо ориентировать на изучение, прежде всего, рас, хотя дополнить расовый вопрос можно и ещё некоторыми факторами, входящими в набор новой идеологии: изменением климата, растущим экономическим неравенством, искусственным интеллектом[5].

19 июня воодушевлённая Локен в соавторстве с аспирантом университета Южной Калифорнии Келебогиле Звобго опубликовала на том же сайте статью «Почему раса имеет значение в международных отношениях». В ней утверждалось, что «доминирование Запада» и «привилегии белых» пронизывают эту область знаний. Авторы представили новую, довольно безграмотную, но по нынешним временам политически корректную версию мировых событий. Утверждая, что «раса – не один из подходов к международным отношениям, это центральная организующая характеристика мировой политики», они высказали следующие мнения. Оказывается, «антияпонский расизм руководил и поддерживал участие США во Второй мировой войне», «широкие антиазиатские чувства повлияли на развитие и структурирование НАТО», «во время холодной войны расизм и антикоммунизм были неразрывно связаны со стратегией сдерживания, которая определяла подход Вашингтона к Африке, Азии, Центральной Америке, странам Карибского бассейна и Южной Америке». Сегодня, по их мнению, «раса формирует представления об угрозе и ответы на экстремизм, направленных против личности, внутри и вне “войны с террором”».[6]

Опровергать каждое из этих абсурдных утверждений смысла не имеет. Чего стоит высказывание о том, что вступление США во вторую мировую войну как-то связано с расизмом, и почему-то антияпонским, хотя Япония сама напала на США. Но эти высказывания показательны для понимания уровня сегодняшней дискуссии, ведущейся на страницах ведущих американских журналов.

Далее авторы, пока особо не проявившие себя в науках, громят три основные теории международных отношений: реализм, либерализм и конструктивизм, так как все они «построены на расовых и расистских интеллектуальных основаниях». «В их основных концепциях заложен расизм: они укоренены в дискурсе, который ставит Европу и Запад в центр и оказывает им предпочтение. Эти концепции явно и неявно противопоставляют “развитое” “неразвитому”, “современное” “примитивному”, “цивилизованное” “нецивилизованному”. И эти выдуманные бинарности расистски используются для объяснения порабощения и эксплуатации на всём земном шаре». Первые два направления «были построены на европоцентризме и использовались для оправдания белого империализма». Конструктивизм же, хотя «пожалуй, и приспособлен лучше всего для преодоления расы и расизма», так как «конструктивисты отрицают состояние анархии как данность и утверждают, что анархия, безопасность и другие проблемы являются социально сконструированными на основе общих идей, истории и опыта», но они всё же «редко признают, как это общее формируется расой». В заключение авторы требуют принять организационные меры: включить изучение рас и расизма во все программы по международным отношениям, привлекать к их преподаванию более «разнообразные» (американский эвфемизм для небелых) кадры и сделать расовые исследования ведущей темой в Ассоциации международных исследований (ISA) и других влиятельных международных ассоциациях и форумах[7].
3 июля на сайте того же журнала под общим заголовком «Почему магистральное направление международных отношений слепо к расизму?» была опубликована подборка комментариев девяти специалистов по международным отношениям, которые в отличие от авторов предыдущей статьи характеризуются как «ведущие мыслители» в этой сфере. Общая их мысль, так же, как и у менее известных коллег, выразилась в утверждении, что понимание современной системы межгосударственных отношений невозможно без признания центральной роли расы и колониализма[8].
Из их высказываний можно сделать некоторые выводы о том, в какую сторону будут эволюционировать исследования международных отношений в США и Европе.

(см. часть 2)
Ноша историка

Великая западная культурная революция

Великая западная культурная революция

Это не протест против системы, а новая система, хорошо знакомая тем, кто пожил при социализме


Юлия Латынина


Автора «Гарри Поттера» Джоан Роулинг уличили в том, что она трансфобка. Г-жа Роулинг задалась вопросом: а комфортно ли для девочек, когда мальчик, называющий себя девочкой, ходит к ним в туалет? Прогрессивные звезды ее фильмов сурово осудили это человеконенавистническое высказывание, а Мелисса Анелли, которая ведет сайт фанов «Гарри Поттера», призвала «отменить автора» — cancel the author. Школа в Западном Сассексе тоже передумала назвать здание в честь Роулинг, заявив, что писатель «более не является приемлемой ролевой моделью для нашего комьюнити».

Параллельно продолжались чистки среди несознательных расистов, не желающих разоружаться перед партией.
Профессора Гордона Кляйна из UCLA студент-активист попросил поставить на экзаменах «не обидные» оценки чернокожим студентам, которые переживают сейчас тяжелую жизненную травму. Профессор отказался ставить оценки не за уровень знаний, а за цвет кожи. Тут же активисты подали петицию о его увольнении; профессора отправили в трехнедельный отпуск.
Оксфорд живо понял, куда ветер дует, и сообщил студентам, что если их оценки пострадали из-за их переживаний по делу Флойда, то это будет учтено как «смягчающее обстоятельство».

Иными словами, если бездельник и невежда получил «кол», ему достаточно теперь будет прикинуться активистом.

Следует думать, что ряды активистов быстро вырастут — и вовсе не за счет самых одаренных. Активисты также требуют уволить другого профессора UCLA — Периса. Его словопреступление состояло в том, что он, будучи белым, зачитал студентам письмо Мартина Лютера Кинга. В письме употреблялось запретное слово «н*гер».

«Унесенные ветром» были временно сняты с HBO за расизм, а на National Public Radio предложили «деколонизовать книжную полку». Спортивный комментатор Грант Напир был уволен с позором за то, что сказал: «Все жизни значат», а сценарист и продюсер сериала «Закон и порядок» Крейг Гор был уволен из сериала за то, что посмел написать в фейсбуке, что будет защищать свою собственность от тех, кто грабит магазин в двух кварталах от его дома.

Ближайшая подружка Меган Маркл, стилист и дива Джессика Малруни, уволена из всех своих шоу. Причина? Чернокожая канадка Саша Эксетер со 134 тысячами фолловеров в инстаграме призвала всех знаменитостей высказаться против расизма. Малруни написала ей, они начали переписываться. Мы не знаем, в чем именно заключалась переписка. Мы знаем только, что Саша Эксетер записала видео, в котором заявила, что Малруни ей угрожала и что ее поведение «было очень проблематичным».
Малруни немедленно покаялась перед партией и попросила прощения, как просили прощения коммунисты в 1937 г. во время маоистских чисток в Яннани; но этого оказалось недостаточно.

Все борцы за все лучшее против всего плохого, включая Меган Маркл, прокляли Малруни и отлучили; никому из них не пришло в голову даже поинтересоваться, а какой именно все-таки разговор состоялся между Малруни и Сашей Эксетер. Заявления в инстаграме оказалось достаточным для партийной чистки.

Извинения вообще в эти дни раздавались так же часто, как они раздавались во время Культурной революции — и, как и во время Культурной революции, они имели только тот эффект, что подтверждали в глазах торжествующих борцов против системы полную ретроградность и заскорузлый расизм осужденного: вот же, он признался!

Квотербек американской футбольной лиги Дрю Бриз извинялся дважды за то, что посмел сказать, что не согласится с людьми, «не уважающими американский флаг». Третий раз извинялась жена. «Нью-Йорк таймс» извинилась и уволила редактора отдела мнений, опубликовавшего колонку сенатора Коттона, требовавшего ввода войск для остановки погромов.

И все участники этого торжествующего парткома, действующего методами сталинских чисток и маоистской Яннани, еще искренне считают себя борцами против отжившей системы! Теперь я понимаю, как воспринимали себя хунвейбины.
Погромы, протесты и осквернения памятников между тем продолжались, причем на этот раз пострадали уже не только всем известные рабовладельцы Томас Джефферсон и Джордж Вашингтон. Борцы с расистским прошлым и кровавой системой осквернили статуи Авраама Линкольна (позже Служба национальных парков опровергла эти сообщения, фото с «оскверненным» мемориалом Линкольна были подделкой. — Ред.), адмирала Фаррагута (уроженец Юга, сражавшийся против рабства на стороне северян) и известнейшего аболициониста Маттиаса Болдуина.
В Бостоне осквернили памятник 54-му полку: это полк чернокожих, сражавшихся против рабства (памятник 54 полку был осквернен во время стычки антирасистов с правыми группировками, кто именно повредил монумент — не установлено. — Ред.). А в Лондоне активистка Black Lives Matter Имарн Айтон потребовала убрать статую известного расиста Черчилля.

Вы никогда не слышали о мисс Айтон, учителе танцев в школе в Теддингтоне? Это не важно. Мнение мисс Айтон куда важнее, чем победа над Гитлером. Не прислушаться к нему — это расизм.

На две вещи мне бы хотелось обратить внимание.

Первое: все эти идеологические чистки не сопровождаются какой-либо полемикой.

Упаси господи! Никто и не думает возражать Джоан Роулинг — автору, все творчество которой является гимном терпимости и прощения. Ее травят. Ее призывают отменить. (О, этот удивительный новояз, на котором разговаривали герои Оруэлла, Зощенко… и современные левые). Ее призывают разоружиться перед партией. Никто и не думает возражать «вычищаемым», иногда мы даже не знаем (как в случае с Джессикой Малруни), в чем, собственно, они виноваты.
Вся процедура заточена под то, чтобы уничтожить, а не возразить. Стереть в пыль. Осудить буржуазные высказывания и недостаточно прогрессивный образ мыслей.

И второе: это скорость, с которой меняется генеральная линия партии. И то, что еще вчера было мейнстримом и здравым смыслом, сегодня оказывается «расизмом». И горе тому, кто не заметил перемены.

Одной из самых удивительных в этом смысле перемен — это отношение к насилию. В течение многих лет левые — пока не окрепли — всемерно осуждали насилие. Все их протесты подавались как «мирные».
«Гринпис» портил частную собственность, активисты врывались в магазины и наклеивали там на продукты наклейки «ГМО убивает», но весь этот протест — всегда подчеркивали нам! — был исключительно мирным.
Еще в 2014 году утверждение, что «в течение большей части американской истории одной из самых праведных (righteous — sic) тактик против белых супремасистов был грабеж» и что «когда цветные люди грабят магазин, они берут себе обратно крошечную долю того, что исторически было украдено у них», было маргинальным.

Сейчас слово «мирный», если и осталось, то изменило свое значение на 180 градусов, как у Оруэлла.

Репортер MSNBC стоит на фоне пылающих зданий и рассказывает о мирном протесте. Архитектор проекта «Нью-Йорк таймс» «1619» Николь Ханна-Джонс говорит на CBS, что «уничтожение собственности, которая может быть заменена, не есть насилие» (реакция ведущего — «отличный пойнт, Николь!»). А глава городского совета Миннеаполиса Лиза Бендер объясняет на CNN, почему нежелание быть ограбленным — это «белая привилегия».
Нам изо всех сил доказывают, что а) протест мирный, б) жертвы расизма имеют право на насилие и в) и вообще все эти магазины разгромили белые супремасисты. Каждый, кто не верит во все эти три взаимоисключающие версии сразу, — расист, фашист и вообще приверженец Трампа, который нагло врал, что в погромах участвуют Антифа.

Раз Трамп это сказал — этого нет. Что? Антифа захватили центр Сиэтла и устроили там маленький концлагерь с проверками ID и рэкетом бизнеса?
Не важно, Трамп все равно соврал. (сообщения о насилии со стороны вооруженных антифашистов в автономной зоне Сиэтла появлялись в основном в эфире Fox News и действительно содержали постановочные или обработанные в графических редакторах кадры, сами активисты последовательно отвергают причастность к осуществлению каких-либо форм контроля на территории. Объявленный журналистами «лидером» автономной зоны Сиэтла рэпер Раз Симон, которого обвиняют в рэкете, не имеет отношения к левому движению и является случайным человеком, подчеркивают активисты. — Ред.)

По поводу всех этих событий у меня есть две новости: плохая и плохая.

Первая плохая новость у меня для отечественных пропагандонов, которые радуются горящей Америке так, как будто они лично ее подожгли. Не беспокойтесь, господа. США это переживет, как Лос-Анджелес пережил погромы 1992 года.
В США демократия растет из такой богатой почвы, переплетенной корнями, что этот плодородный слой уничтожить не просто: и США еще долго будут делать айфоны, которые вы покупаете, и интернет, в котором вы гадите.
Вторая плохая новость у меня для всех поклонников открытого общества: тоталитаризм возвращается. Тоталитарные массовые движения начала XX века, те, что привели к ГУЛАГу в России и к концлагерям в Германии, к Культурной революции в Китае и к красным кхмерам в Камбодже — раздавленные, казалось бы, проигравшие свободному миру экономически, — восстали из могилы, воскресли, набрались новой силы и собираются начать новый раунд.

I’ll be back, — сказал Терминатор, и Терминатор вернулся.

В 1917-м большевики, стремясь к власти, использовали в качестве оружия достижения власти рабочих. Массового рабочего класса в мире больше нет, а тот, который есть, не очень-то склонен голосовать за передел собственности. Зато есть люмпены, которым можно объяснить, что Уолл-стрит у них все украл. (Из этих объяснений должно было следовать, что там, где Уолл-стрит нет — например, в Нигерии, — жизнь гораздо богаче и справедливее. Это не так, но еще ни одного идеолога не смущало расхождение между его идеей и фактами).
В течение многих десятилетий (и особенно после кончины СССР) система всеобщего избирательного права, левая идеология и раковая бюрократия государства умножали число люмпенов, живущих за счет того, что они называли велфером, и что на самом деле является социализмом; а потом, лишив ту или иную категорию населения стимулов к работе в обмен на нищенскую (как всегда при социализме) халяву, объясняли стремительный рост безработицы, неграмотности и преступности тяжелым наследием расизма и колониализма.
Ваша покорная слуга не является ни мигранткой, ни люмпеном, ни чернокожей, но принадлежит к еще одной категории населения, из которой левые пытаются изготовить жертву: из женщин. Нам, женщинам, тоже объясняют, что мы жертвы патриархальных стереотипов и маскулинной культуры.

Параллельно происходил процесс переназывания — столь важный для левого дискурса и культурной революции. Все достижения Европы, все открытия свободного мира — все они превратились в «белую привилегию».

Вместо того чтобы быть примером, которому нужно подражать, европейская культура стала позором, которого надо стесняться.

Все белые и европейцы стали коллективно виноваты перед всем остальным миром за то, что это они изобрели науку, прогресс и открытое общество, как евреи были коллективно виноваты в распятии Христа. Как писал по этому поводу блистательный американский экономист Томас Соуэлл: «Большая часть социальной истории Западного мира на протяжении последних трех десятилетий заключалась в замене того, что работает, на то, что звучит хорошо». (Кстати, Соэулл — чернокожий, если что).

Как я уже сказала, это встроенная проблема процветающего общества. Более того, это, в конечном итоге, биологическая проблема.
В свое время Ричард Докинз описал оптимальную стратегию выживания у некоторых видов ос. Этот вид или роет в земле гнездо, где откладывает яичко, или отнимает гнездо у другой особи. Докинз задался вопросом: при каких условиях оса делает гнездо, а при каких она отнимает его?
Оказалось, что генетической разницы между осами-«капиталистами» и осами-«социалистами» нет. Нет никаких природных, погодных и тому подобных триггеров, которые запускают то или иное поведение. Единственным триггером является количество имеющихся гнезд. Если гнезд мало — оса роет. Если гнезд много — оса грабит. Так выгоднее.
В открытом обществе стало просто слишком много гнезд.
Если вы спросите, зачем эти люди все это делают, зачем они героизируют грабежи и тут же сообщают, что они — дело рук белых супремасистов, зачем Антифа, установившие «открытую зону» посреди Сиэтла, начинают немедленно спрашивать пропуска, вымогать деньги у бизнеса и вышвыривать из «зоны» тех журналистов, которые освещают события «неправильно», то ответ заключается в том, что эти люди просто фантастически невежественны.

Если вы скажете им, что в 1917 году Шариковы в России делали все то же, а Швондеры это одобряли, — они очень удивятся, потому что они не в курсе того, что 1917 год вообще был.

Они считают, что в это время миром правили какие-то допотопные расисты и эксплуататоры вроде Линкольна или Ленина. У них даже не было айфонов! И этому их научили в университете, а то и в школе. Все эти протестующие знают, что они росли в кровавом капиталистическом обществе. 70% миллениалов в США готовы голосовать за социалистов, и только 57% из них считает, что Декларация независимости защищает свободу лучше, чем Коммунистический манифест.

Все то, что сталинские пропагандисты объясняли на страницах газеты «Правда» про кровавый мир чистогана и продажную девку империализма, — эти девственно чистые души впитали вместе с айфоном и борьбой против глобального потепления.
Все эти борцы за светлое будущее являются худшим видом расистов — темпоральными расистами. Они испытывают презрение по отношению ко всему прошлому человечества. На фиг им читать Аристотеля или Маркса, если у Аристотеля не было айфона? Они могут посмотреть видео длиной в две минуты и затравить всех, кто с ним не согласен.

И знаете, что меня больше всего прикалывает в лондонских протестах Black Lives Matter? Великобритания запретила торговлю рабами в 1808 году, а рабство — в 1833-м. Ни один из чернокожих участников этих протестов и ни один из его предков не был завезен в Великобританию в качестве раба. Все они приехали в эту ужасную расистскую страну сами.

И ни один из участников этих протестов не протестует против стран, которые обращали население Африки в рабов в течение десяти веков; стран, в которых рабство было формально запрещено в 1960–1980-х годах, а на самом деле существует до сих пор, потому что рабство разрешено законом шариата. Они не делают этого по точно той же причине, по которой феминистки, объясняющие нам, женщинам, как мы страдали веками от белых самцов, не протестуют против положения женщины в исламе.
Потому что реальной целью Новых Красных является не защита прав жертв, а уничтожение свобод и достижений открытого общества. И для этого все союзники хороши.
Нет, господа, — это не протест против системы. Это новая система. И эта система нам, в СССР, очень хорошо известна. Мы там были.


https://novayagazeta.ru/articles/2020/06/30/86074-velikaya-zapadnaya-kulturnaya-revolyutsiya
Ноша историка

Удивительное совпадение.

Удивительное совпадение.

За семь лет до смерти Сталина, 5 марта 1946 года, выступая в Вестминстерском колледже, Фултон, штат Миссури, Уинстон Черчилль обвинил Советский Союз в создании «железного занавеса», а коммунистические партии — в угрозе демократии.

Ни в оценке происходящих после войны событий, ни в масштабах и характере сталинской экспансии Черчилль не ошибся. Он фактически предсказал создание блока тоталитарных государств – марионеток Москвы, и первым призвал Запад осознать угрозу экспансии коммунистической идеологии.







Из речи Черчилля:

Сегодня на сцену послевоенной жизни, еще совсем недавно сиявшую в ярком свете союзнической победы, легла черная тень. Никто не может сказать, чего можно ожидать в ближайшем будущем от Советской России и руководимого ею международного коммунистического сообщества и каковы пределы, если они вообще существуют, их экспансионистских устремлений и настойчивых стараний обратить весь мир в свою веру. Я лично восхищаюсь героическим русским народом и с большим уважением отношусь к моему товарищу по военному времени маршалу Сталину. В Британии — как, я не сомневаюсь, и у вас в Америке тоже — с глубокой симпатией и искренним расположением относятся ко всем народам Советской России. Невзирая на многочисленные разногласия с русскими и всяческого рода возникающие в связи с этим проблемы, мы намерены и в дальнейшем укреплять с ними дружеские отношения. Нам понятно желание русских обезопасить свои западные границы и тем самым устранить возможность новой германской агрессии. Мы рады тому, что Россия заняла принадлежащее ей по праву место среди ведущих стран мира. Мы рады видеть ее флаг на широких просторах морей. А главное, мы рады, что связи между русским народом и нашими двумя родственными народами по обе стороны Атлантики приобретают все более регулярный и прочный характер. В то же время считаю своим долгом обратить ваше внимание на некоторые факты, дающие представление о нынешнем положении в Европе, излагая их перед вами такими, какими их вижу, против чего, мне хочется надеяться, вы не станете возражать.

Протянувшись через весь континент от Штеттина на Балтийском море и до Триеста на Адриатическом море, на Европу опустился железный занавес. Столицы государств Центральной и Восточной Европы — государств, чья история насчитывает многие и многие века,— оказались по другую сторону занавеса. Варшава и Берлин, Прага и Вена, Будапешт и Белград, Бухарест и София — все эти славные столичные города со всеми своими жителями и со всем населением окружающих их городов и районов попали, как я бы это назвал, в сферу советского влияния. Влияние это проявляется в разных формах, но уйти от него не может никто. Более того, эти страны подвергаются все более ощутимому контролю, а нередко и прямому давлению со стороны Москвы. Одним лишь Афинам, столице древней и вечно прекрасной Греции, была предоставлена возможность решать свое будущее на свободных и равных выборах, проводимых под наблюдением Великобритании, Соединенных Штатов и Франции. Польское правительство, контролируемое Россией и явно поощряемое ею, предпринимает по отношению к Германии чудовищные и большей частью необоснованно жесткие санкции, предусматривающие массовую, неслыханную по масштабам депортацию немцев, миллионами выдворяемых за пределы Польши. Коммунистические партии восточноевропейских государств, никогда не отличавшиеся многочисленностью, приобрели непомерно огромную роль в жизни своих стран, явно не пропорциональную количеству членов партии, а теперь стремятся заполучить и полностью бесконтрольную власть. Правительства во всех этих странах иначе как полицейскими не назовешь, и о существовании подлинной демократии в них, за исключением разве что Чехословакии, говорить, по крайней мере в настоящее время, не приходится.

Турция и Персия не на шутку встревожены предъявляемыми им Москвой территориальными претензиями и оказываемым ею в связи с этим давлением, а в Берлине русские пытаются создать нечто вроде коммунистической партии, с тем чтобы она стала правящей в контролируемой ими оккупационной зоне Германии, и с этой целью оказывают целому ряду немецких лидеров, исповедующих левые взгляды, особое покровительство. А между тем, когда в июне прошлого года завершились последние бои, американские и британские войска, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью, отошли к западу на глубину вплоть до 150 миль, причем по всей линии фронта, протяженность которой составляет почти 400 миль, тем самым уступив эту огромную территорию нашим русским союзникам, хотя она и была завоевана армиями западных стран. И если теперь Советское правительство попытается, вопреки желанию Запада, построить в своей оккупационной зоне прокоммунистическую Германию, то это приведет к возникновению в британской и американской зонах новых и очень серьезных проблем, поскольку проигравшие войну немцы увидят в этом возможность стать предметом торгов между Советами и странами западной демократии. Какие бы выводы ни были сделаны из изложенных мною фактов — а ведь это реальные факты, а не мои досужие домыслы,— мы видим сегодня не ту демократическую Европу, ради построения которой сражались в войне. И это не та Европа, которая может стать гарантом прочного мира.
Ноша историка

Приказ Ставки Верховного Главного Командования № 0428

Приказ Ставки Верховного Главного Командования № 0428

17 ноября 1941 года появился секретный Приказ Ставки Верховного Главного Командования № 0428 «…Разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск…»

Из воспоминаний генерала армии Ляшенко: «В конце 1941 года я командовал полком. Стояли в обороне. Перед нами виднелись два села, как сейчас помню: Банновское и Пришиб. Из дивизии пришел приказ: жечь села в пределах досягаемости. Когда я в землянке уточнял детали, как выполнять приказ, неожиданно, нарушив всякую субординацию, вмешался пожилой боец-связист:

- Товарищ майор! Это мое село... Там жена, дети, сестра с детьми... Как же это - жечь?! Погибнут ведь все!..». Связисту повезло: до этих сел у советской армии руки не дошли.

Проведение в жизнь приказа № 0428 выгнало на холод не столько немцев, сколько не успевших эвакуироваться мирных жителей. Тысячи женщин, стариков и детей были лишены крыши над головой в суровую зиму 1941/1942 гг.



Сталин действовал не только огнем, но и… водой.

Из книги «Разгром немецких войск под Москвой» (под редакцией маршала Шапошникова): «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище, река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались». Волна накрыла густонаселенные окраины города Истры, Павловской слободы и множество деревень. Напомним, что все это происходило в лютую, уже зимнюю стужу, когда не то что «искупаться», а просто промочить ноги смертельно опасно.
Маршал Шапошников поскромничал насчет высоты водного потока. Уровень Истринского водохранилища -168 м над уровнем моря. Течение реки Истры за плотиной находится на урезе в 143 метра, в Павловской Слободе -134 метра. Напор огромного объема воды шел, как пишет Шапошников, на 50 километров, то есть до Москвы-реки . Таким образом, высота потока, смывавшего все на своем пути, составляла не менее 25 метров (заряд был заложен в основание водоспусков, затронув и так называемый мертвый объем, который остается в водохранилище при плановых весенних сбросах паводковых вод). Если учитывать падение потока до Москвы-реки, суммарный напор достигает сорока метров».
Кроме того, стремясь любой ценой остановить наступление немцев на северных подступах к Москве, Сталин 26 ноября отдал приказ о затоплении долин рек Сестра и Яхрома. Последняя поднялась на 4 метра, Сестра на 6 метров. На территории от Дмитрова до Конакова возникло «рукотворное море». В результате сталинских гидротехнических «мероприятий», под водой оказалось более 30 деревень. О количестве человеческих жертв можно только догадываться.

ЦАМО фонд 229 опись 161 дело 4- Директивы ГШ КА и приказы НКО СССР 1941 год









Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от переднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог.
Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствам.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20–30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

4. Военным советам фронтов и отдельных армий систематически проверять, как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить, сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главного Командования:
И. Сталин Б. Шапошников».



"ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ ,ТОВАРИЩУ ШАПОШНИКОВУ

Во исполнение приказа Ставки №0428 от 17 ноября о поджогах населенных пунктов Военным советом немедленно были приняты следующие меры:

1. В дивизиях и полках приступили к формированию, команд охотников, которые в большинстве уже ведут активную работу.

2. На территорию, занятую противником, разведорганами особого отдела направлены диверсионные группы, общим числом до 500 человек.

3. Армиям выделены по эскадрилье самолетов Р-5 и У-2, всего 45 самолетов.

4. Изготовлено и выделено частям индивидуальных зажигательных средств - термитные запалы, шары, цилиндры, шашки - общим числом 4 300 единиц.

5. Выдано свыше 100 000 бутылок с зажигательными смесями и приспособления для их использования.

7. Утверждены по каждой армии пункты, подлежащие сожжению и разрушению и установлены задания, в связи с этим, родам войск (авиация, артиллерия, команды охотников, диверсионные и партизанские отряды).
За истекшее время сожжено и разрушено 398 населенных пунктов, из них: в 30 армии - 105, 16 - 113, 5 - 55, 33 - 17, 43 - 24, 29 - 52, 50 - 32 пункта.

Большинство пунктов сожжено и разрушено командами охотников и диверсионными группами, артиллерия из-за отсутствия зажигательных снарядов, а авиация из-за плохой погоды активной работы по выполнению задания не вели.

Активная работа частей фронта по поджогу населенных пунктов нанесла серьезный ущерб немцам, о чем говорит следующий, перехваченный нами, приказ немецкого командования:

"Согласно сообщения штаба 57 ак установлено, что за последнее время во многих местах отдельными лицами и группами, проникающими через линию фронта, производятся систематические поджоги населенных пунктов. Необходимо повысить контроль передвижения гражданского населения и усиливать охрану на местах расквартирования".

Работа по выполнению приказа Ставки №0428 продолжается во всех частях фронта.

Жуков Булганин
29 ноября 1941 года

ЦАМО СССР. Ф. 326. Оп. 5045. Д. 1. Л. 62-63



ДОНЕСЕНИЕ О ХОДЕ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРИКАЗА СТАВКИ ЗА № 0428 НА 25.11.41 г.
пп Названия пунктов Какими средствами [уничтожен] и степень уничтожения

1. ГОРОБОВО Разрушено артиллерией
2. ЗАОВРАЖЬЕ —"--
3. ШАРАПОВКА Сожжена полностью войсками
4. ВЕЛЬКИНО —"--
5. ЛОКОТНЯ —"--
6. ИГНАТЬЕВО —"--
7. Пос. им. КАГАНОВИЧА —"--
8. СЕРГИЕВО —"--
9. СПАССКОЕ —"--
10. АНАШКИНО —"--
11. ИВАНЬЕВО —"--
12. ДЬЯКОНОВО —"--
13. КАПАНЬ —"--
14. ХОМЯКИ —"--
15. ЛЯХОХО —"--
16. БРЫКИНО Осталось 5-6 домов
17. ЯКШИНО Сожжено полностью войсками
18. БОЛДИНО Остались только каменные постройки
19. ЕРЕМИНО Осталось 7-8 домов
20. КРЫМСКОЕ и свх. ДУБКИ Сожжены полностью войсками
21. НАРО-ОСАНОВО —"--
22. КРИВОШЕИНО Сожжено частично
23. АНАЛЬШИНО —"--
24. КОЛЮБЯКИНО —"--
25. ТОМШИНО —"--
26. КАРТИНО —"--
27. МАСЕЕВО —"--
28. КОЖИНО —"--
29. МАКСИХА Сожжена частично и разрушена
30. ДУБРОВКА Сожжена частично
31. СУХАРЕВО —"--
32. МОЛОДЕКОВО —"--
33. МАУРИНО —"--
34. Совхоз ГОЛОВКОВО —"--
35. СКУГРОВО —"--
36. ВЫГЛЯДОВКА —"--
37. ТУЧКОВО —"--
38. МУХИНО —"--
39. МЫШКИНО —"--
40. ПЕТРОВО —"--
41. ТРУТЕЕВО —"--
42. МИХАЙЛОВСКОЕ —"--
43. БОЛ[ЬШИЕ] СЕМЕНЫЧИ Сожжено полностью войсками
44. ВАСИЛЬЕВСКОЕ —"--
45. ГРИГОРОВО Сожжено частично
46. ХОТЯЖИ —"--
47. АПАРИНА ГОРА —"--
48. БЕРЕЖКИ —"--
49. УЛИТИНО —"--
50. ПОКРОВСКОЕ —"--
51. КАРИНСКОЕ —"--
52. УСТЬЕ Сожжена частично
53. КОЛЮБАКОВО —"--

Кроме этого организовано 9 диверсионных групп численностью по 2-3 человека и отправлены в тыл противника с задачей поджога. Ни одна из групп еще не вернулась. Главное средство [уничтожения] этих групп - бутылки КС и бензин.
Мосты, находящиеся на МОЖАЙСКОМ и МИНСКОМ шоссе от ЛЯХОВО до КРУТИЦЫ, взорваны.

Зам нач оперативного отдела 5 армии подполковник ПЕРЕВЕРТКИН










https://bessmertnybarak.ru/article/prikaz_stavki_0428/
Ноша историка

Павел Казарин: Ностальгия подлецов

Павел Казарин: Ностальгия подлецов



Акция в честь годовщины Октябрьской революции. Симферополь, 7 ноября 2014 года

Специально для Крым.Реалии


Мы часто сравниваем постсоветского человека с советским. Но в том и штука, что постсоветский обыватель, ностальгирующий по СССР, куда токсичнее, чем гражданин «страны советов».

Советский человек мог быть искренне убежден в том, что массовых репрессий в 30-е годы не существовало. Что Катынь – дело рук вермахта, а не советских расстрельных команд. Что карательная психиатрия – это клевета Запада. Что компартия искренне строит государство всеобщего благоденствия.

В конце концов, что мы хотим от советского обывателя? Зажатого между работой и домом, между очередью на шведскую стенку и попыткой достать продуктовый дефицит? Информационный «железный занавес» был прочен – любая альтернативная картина мира пресекалась. Окружающая реальность была выстроена до его рождения, система пропаганды была отточена задолго до того, как он стал задаваться вопросами. У него попросту не было иной реальности чем та, в которой он жил. А как только герметичный купол стал давать трещины – Советский Союз начал расползаться по швам.

Но постсоветский человек, ностальгирующий по СССР, – это явление совершенно иного порядка.
Потому что в багаже у нового обывателя – девяностые годы. Те самые, когда открывались архивы. Когда появлялись интервью диссидентов. Когда стала доступна информация о масштабах репрессий. Когда никаких иллюзий по поводу советской системы подавления инакомыслия уже не осталось.

Постсоветскому человеку даже не приходилось искать информацию о той системе, которая была выстроена в СССР. В девяностые эти данные стали мейнстримом – они звучали со всех экранов и со всех газетных полос. Они были главным содержанием избирательных кампаний и новой повестки дня.

Советский человек мог оправдывать советский строй по незнанию. Но постсоветский сторонник Советского Союза делает это сознательно. Советский человек отвергал обвинения в адрес режима, потому что мог в них не верить. Постсоветский – выступает в роли адвоката дьявола.
Постсоветский обыватель уже не может сослаться на то, что чего-то не знает. Что ему не доступны данные о реальных масштабах. Напротив, он их знает, но прячется за лукавое «зато». «Зато космические корабли». «Зато все боялись». «Зато стабильность».

Все его «зато» – это лишь попытка оправдать персональным комфортом репрессии против других. Он убедил себя, что ему лично было уютно в старой реальности – и он без тени сомнения готов разменять ее на судьбы других. Место наивности занял цинизм. Незнание сменилось подлостью.

Постсоветский просоветский – это тот, кто сознательно отказался от правды. Тот, кто добровольно надел на себя шоры. Тот, кто готов выносить в одну часть уравнения персональный комфорт, а в другую – судьбы всех остальных.

И если это не подлость, то что такое подлость?
Ноша историка

Секретный документ перевернул взгляд на жизнь в СССР

Мы не можем знать, как реально жила страна

«Совок» не отпускает. Как показал недавний соцопрос, по нему скучают 66% россиян.
Парадокс в том, что, печалясь о кончине «совка», мы горюем по придуманной жизни. Объективных сведений о ней ни у кого из нас нет. И никогда не было — из-за цензуры.

Советская цензура блокировала все нежелательное, а нежелательного было море. Поэтому мы сейчас не просто НЕ ЗНАЕМ, как реально жила страна, — мы НЕ МОЖЕМ ЭТОГО ЗНАТЬ.



«Перечни сведений, запрещенных к опубликованию» выпускались в СССР в 1949, 1958, 1976, 1987 и 1990 годах. Ими обязаны были руководствоваться все СМИ, образовательные, научные и культурные учреждения.

«Перечень» 1976 года, о котором мы рассказываем в этой статье, имел, как и прочие «перечни», гриф ДСП — «для служебного пользования».
Впервые он был полностью опубликован всего год назад в электронной версии журнала «Новый мир».

Чтобы сразу было понятно, о чем речь, вот его первый параграф:

«Введение §1. Предусмотренные настоящим Перечнем сведения запрещаются к открытой публикации в печати, материалах радиовещания, телевидения, кино, музеев, выставок, текстах произведений, предназначенных для исполнения в театрах, цирках и на эстраде, а также в материалах, вывозимых за границу».

Тайны есть у любого государства. Они касаются обороны, военного строительства, стратегически важных научных разработок и разведывательной деятельности. Простым людям их знать не нужно. И люди их не знают.

Кроме таких тайн есть еще общественно значимая информация, которую людям знать нужно, чтоб адекватно представлять ситуацию в стране и мире. Но если она опосредованно может помочь врагу подобраться к государственной тайне, ее тоже секретят.

Это понятный подход, его практикуют все страны. Если он держится в разумных рамках, то недовольства у населения не вызывает.

Особенность «Перечня сведений, запрещенных к публикованию» 1976 года выпуска в том, что он устанавливает неразумные рамки. Во всяком случае, сейчас, когда мы уже привыкли к гораздо большей открытости, они выглядят, мягко говоря, избыточными.

В «Перечне» несколько разделов:

I. Вооруженные силы СССР и оборона страны;
II. Наука и техника;
III. Сведения экономического характера;
IV. Внешняя политика и внешняя торговля;
V. Разные сведения.

В разделах перечисляются только те события, которые действительно происходили в жизни страны. Например, в §193 указывается на недопустимость опубликования сведений «о массовой гибели (половины и более) посевов зерновых культур». Потому что в Советском Союзе такое бывало: посевы зерновых культур массово погибали из-за болезней или засухи.

А вот параграфа, который запрещает публиковать сведения о линчевании в Советском Союзе негров, в «Перечне» нет. Потому что негров советские люди не линчевали. Всякое бывало, но такого — нет, не случалось.

«Перечень» 1976 года, как и его «собратья», был подготовлен и выпущен Главлитом — Главным управлением по охране государственных тайн в печати при Совете Министров СССР. Примечательно, что в его последнем параграфе запрещается публикация в открытой печати сведений уже и о самих органах Главлита. Чтоб вообще никаких концов никто не мог найти.

В газетной статье нет возможности привести все удивительные ограничения «Перечня». Мы рассказываем здесь лишь о нескольких самых ошеломляющих — в корне меняющих сегодняшние взгляды на жизнь в СССР.

■ ■ ■
Начнем с больного — с бедности.
В СССР тема бедности не поднималась. Но не потому, что в стране не было бедных, а потому, что объективные данные, по которым можно было бы судить об уровне материального благосостояния людей, были засекречены.
Граждане знали про себя и про друзей-родственников, у кого какая зарплата. Но в целом ситуацию с доходами-расходами населения страны не знал никто.
§190 «Перечня» закрывал от общества: «полный фонд заработной платы в СССР, размер покупательных фондов населения, баланс денежных доходов и расходов населения, сумма всех доходов населения — по СССР, республике, краю, области. Распределение рабочих и служащих на группы (абсолютные данные и в процентах) по размерам заработной платы, тарифных ставок и должностных окладов».

■ ■ ■

Теперь — про экономику. У нас она в кризисе. Мы это знаем, поскольку публикуются отчеты Минэкономразвития, Счетной палаты, Росстата, где указываются цифры роста-падения ВВП и другие сведения, показывающие динамику экономических показателей.

В отличие от нас, советские граждане не знали, что происходит с экономикой страны — развивается она или разрушается? — поскольку показатели, по которым можно было об этом судить прямо или косвенно, не подлежали опубликованию. В том числе:

«Планы и их выполнение по производству валовой товарной продукции и выработке на одного работающего. Объем реализованной товарной продукции, отношение суммы прибыли к сумме себестоимости продукции, оборачиваемость оборотных средств, затраты на рубль товарной продукции, фондоотдача и фондоемкость по производству средств производства, предметов потребления» (§ 98).

«Распределение доходов и расходов союзного бюджета и бюджета союзной республики. Сводный финансовый план народного хозяйства СССР. Баланс учреждения Госбанка СССР. Кассовые планы и отчеты об их выполнении, данные о регулировании налично-денежного оборота. Количество денег, находящихся в обращении, сведения по выпуску, обмену и изъятию денег из обращения во всех масштабах. Темпы роста количества денег, находящихся в обращении, сведения о скорости обращения наличных денег. Состояние валютных фондов» (§§ 180–188)».

■ ■ ■

Высокое качество советской продукции — один из излюбленных мифов о прекрасной жизни в СССР.
Было ли оно на самом деле таким же высоким, как качество импортных товаров? Производилось ли в стране все необходимое или что-то приходилось импортировать? Эти вопросы остаются по сей день открытыми, поскольку достоверные сведения о качестве, а также импорте и экспорте отечественной продукции были засекречены.
«Перечень» закрывал «долю импорта в потреблении отдельных видов промышленной продукции Союзом СССР. Неблагоприятные сведения о качестве товаров, предназначенных для экспорта, сведения о поставке за границу некачественного оборудования и его неудовлетворительной работе» (§ 202).
«Экспортные и импортные цены в сопоставлении с внутренними ценами СССР (данные об эффективности советского экспорта и импорта). Сводные данные о внутренних ценах в иностранных государствах в сопоставлении с внутренними ценами в СССР по всем товарам или их видам». (§ 205).




В СССР «благодаря цензуре» не было ни терактов (взрыв в вагоне московского метро в январе 1977 года), ни очередей в магазины (кадр сделан в 1976 году). Фото: mamm-mdf.ru■ ■ ■

В Советском Союзе была отличная система здравоохранения. Еще одно популярное убеждение, которое нельзя сейчас подтвердить или опровергнуть, поскольку объективные сведения, характеризующие здоровье нации, тоже были закрыты.

«Перечень» секретил:

«Статистические данные о смертности населения по отдельным причинам по СССР, республике, краю, области и столице союзной республики» (§ 223).
«Численность больных туберкулезом, сыпным и брюшным тифами, паратифами, натуральной оспой, дизентерией, трахомой, чесоткой, лепрой, кожными грибковыми, венерическими и психическими заболеваниями, алкоголизмом и показатели заболеваемости на 1000 жителей» (§ 224).
«Данные о производственном травматизме, профессиональных заболеваниях и профессиональных отравлениях (абсолютные, в процентах и на 1000 работающих). Численность наркоманов по району, городу и выше» (§ 226).

Или кто-то полагает, что в СССР не было наркоманов?..

■ ■ ■

В Советской армии не было дедовщины. Армия являлась школой жизни, а офицеры — высокообразованными профессионалами и элитой общества.
Миф или правда? На этот вопрос §25 «Перечня» дает исчерпывающий ответ, запрещая к публикации сведения «о низком политико-моральном состоянии военнослужащих, неудовлетворительном состоянии воинской дисциплины, ненормальных взаимоотношениях военнослужащих между собой и с населением, а также о фактах грубого извращения дисциплинарной практики офицерами, прапорщиками (мичманами), старшинами и сержантами».
Из этой цитаты прямо следует, что неуставные отношения в Советской армии практиковались точно так же, как в армии постсоветской. Просто из-за цензуры советские люди об этом не знали. Поэтому, когда в 90-е годы жуткие истории об армейских бесчинствах заполнили СМИ, всем стало казаться, что армия только сейчас деградировала — из-за того, что вместо «коммунизма» у нас теперь «демократия».

На самом деле с армией из-за «демократии» ничего особенного не случилось: какой она была, такой и осталась. Все, что сделала «демократия», — сняла запреты на обнародование правды. И плотину прорвало.

О том, что к 18-летним мальчишкам в Советской армии относились как к бесплатному расходному материалу, говорится в §33, который запрещает публиковать «сведения о заболеваниях (в том числе о единичных случаях), возникающих при работе с радиоактивными, ядовитыми веществами, агрессивными жидкостями и на излучающих радиоустройствах сверхвысокочастотного диапазона в частях, на кораблях и в учреждениях Минобороны СССР.

Этим же параграфом закрываются данные «о допустимых дозах радиации, сверхвысокочастотного облучения личного состава на мирное время», «сведения о привлечении воинских частей для ликвидации очагов инфекционных заболеваний», а также «отрицательные данные о санитарно-гигиеническом и эпидемиологическом состоянии войск, отрицательные характеристики состояния здоровья военнослужащих, сведения о травмах в результате аварий и несчастных случаев, о массовых заболеваниях, отравлениях и СМЕРТНОСТИ в войсковых частях, подразделениях и на кораблях».

Цензоры, однако, понимали, что совсем ничем не болеть невозможно, поэтому добавили примечание мелкими буквами: можно публиковать сведения о групповых заболеваниях дизентерией, гриппом и катаром верхних дыхательных путей.

С тех пор советские воины ничем другим и не болели.

■ ■ ■

Таких катастроф и аварий, как нынче, при советской власти не случалось, потому что «в стране был порядок».
Или все же случались, но гражданам о них не сообщали?

Ответ читайте в §227, запрещающем публиковать без особого разрешения «сведения о повлекших за собой человеческие жертвы катастрофах, крушениях, крупных авариях и пожарах в промышленности, на транспорте и других отраслях народного хозяйства.

Сведения о последствиях катастрофических землетрясений, моретрясений, наводнений и других стихийных бедствий (общее количество поврежденных зданий и сооружений, число человеческих жертв, ущерб в денежном выражении)».

Аварии и катастрофы в Советском Союзе происходили. Причем ужасные. Но знали о них только те, кто оказался рядом, — очевидцы, жертвы и жители ближайших населенных пунктов. И слухами полнилась страна. И всем, у кого случилась беда, казалось: это только у них, потому что местное начальство плохое, недосмотрело. И никто не мог знать, что это системная беда. Начальство всей страны «недосматривает».
Самая большая подлость из-за этого параграфа случилась весной 1986 года.

Из-за аварии на Чернобыльской АЭС соседние территории накрыло радиоактивным облаком, а СМИ, вместо того чтобы кричать: «Уезжайте, увозите детей!» — замалчивали беду, как велит «Перечень». В результате огромное количество людей подверглись губительным дозам радиации. Веселые и довольные киевляне, например, массово вышли на первомайскую демонстрацию, гуляли, наслаждались праздниками — и облучались.

■ ■ ■

Каждый год накануне Дня Победы начинается бурление на тему войны. Телепрограммы, выступления, фильмы, споры о роли Советской армии и Сталина…

Граждане (включая меня) принимают все это близко к сердцу. Вникают, переживают. Но наше «бурление» — ни о чем. Потому что из учебников по истории, которые мы проходили в школах и вузах, научных монографий, энциклопедий и мемуаров удалялись почти все объективные цифры и сведения.

Достоверные обобщенные сведения о войне были официально закрыты до 1991 года. Их и потом никто не торопился открывать. Да и сейчас не торопится.

«§32. Запрещаются к публикации материалы по Великой Отечественной и советско-финляндским войнам, боевым действиям у оз. Хасан в 1938 году и на Халхин-Гол в 1939 г., а также по освободительным походам в 1939–1940 годах, содержащие сведения:

● о боевом и численном составе ВС в целом, видов ВС и родов войск;
● о потерях в личном составе и военной технике за весь период войны или отдельную операцию;
● о численности подготовленных людских ресурсов, порядке мобилизации, накоплении стратегических резервов, формировании объединений Резерва Верховного Главного Командующего военными округами и другие данные мобилизационного характера;
● обобщенные данные об отрицательных фактах в политико-моральном состоянии войск, о преступности и судимости.
● материалы особых отделов и судебно-следственных органов, материалы о чрезвычайных происшествиях;
● численность военнопленных и интернированных граждан стран, воевавших против СССР в целом и по отдельным странам и ее периоды (кроме официально объявленных сведений);
● данные, позволяющие установить конкретного военнопленного или интернированного гражданина, на основании которых могут быть сделаны запросы о дальнейшей судьбе этих лиц;
● сведения об уничтожении техники и имущества (потопление кораблей и судов, уничтожение самолетов и т.п.) нейтральных стран, а также об интернировании военнослужащих и граждан этих стран;
● о демонтаже оборудования заводов в странах, воевавших против СССР, и вывозе его в Советский Союз;
● о документах Ставки Верховного Главнокомандующего, если с них не снят гриф секретности;
● о штрафных батальонах (ротах) и заградительных отрядах кроме общего упоминания;
● о захваченных Вооруженными Силами СССР документах генеральных штабов, военного командования и государственных органов стран, воевавших против СССР, а также сведения о ввозе и использовании в СССР захваченных на территории воевавших против СССР стран произведений искусства».

Если нам неизвестны все эти сведения, что тогда мы знаем о войне?

Достоверно мы знаем, когда она началась и когда закончилась. Еще знаем, что погибли десятки миллионов советских граждан. Прочие наши знания о войне — это агитки, пропаганда и мутные героические легенды-истории. Такие же, как про 28 панфиловцев, которые, как теперь выясняется, то ли были, а то ли не были.

■ ■ ■

Цензуру для граждан советской страны ввели большевики. Декрет о печати 1917 года был одним из их первых законодательных актов. Закрытию подлежали все буржуазные СМИ, «сеявшие смуту».

В то же время в декрете указывалось, что даже в критические моменты «стеснение печати допустимо только в пределах абсолютно необходимых».
Пресечение деятельности инакомыслящей прессы представлялось как временная мера: «Когда новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены: для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону».

Несмотря на то что «новый порядок» упрочился довольно быстро, в 1922-м коммунисты законодательно ввели государственную цензуру и никогда ее не отменяли. Наоборот, холили и лелеяли, обновляли и усиливали.

Запрещена была цензура только в 1991 году, в связи с принятием Закона «О печати». Тогда же было ликвидировано Главное управление по охране государственных тайн в печати при Совете Министров СССР.

Юлия Калинина

https://www.mk.ru/social/2019/01/25/sekretnyy-dokument-perevernul-vzglyad-na-zhizn-v-sssr.html?fbclid=IwAR0XwzvZ02o-0t2BKSmeWXLlmGm9sCgOf5zqbsR34i7FtR1vkT1W83E_VAk
Ноша историка

К столетию А. И. Солженицына: лекция о марксизме ленинизме в романе "В круге первом".

Понедельник был не на одной шарашке Марфино, но и по всему Советскому Союзу установленный Центральным Комитетом партии день политучебы. В этот день и школьники старших классов, и домохозяйки по своим жактам, и ветераны революции, и седовласые академики с шести вечера до восьми садились за парты и разворачивали свои конспекты, подготовленные в воскресенье (по неотменному желанию Вождя с граждан требовались не только ответы наизусть, но и обязательно собственноручные конспекты).
Историю Партии Нового Типа прорабатывали очень углубленно. Каждый год, начиная с 1 октября, изучали ошибки народников, ошибки Плеханова и борьбу Ленина-Сталина с экономизмом, легальным марксизмом, оппортунизмом,хвостизмом, ревизионизмом, анархизмом, отзовизмом, ликвидаторством, богоискательством и интеллигентской бесхребетностью. Не жалея времени, растолковывали параграфы партийного устава, принятые полета лет назад (и с тех пор давно измененные), и разницу между старой "Искрой" и новой "Искрой", и шаг вперед, два шага назад, и кровавое воскресенье, - но тут доходило до знаменитой Четвертой Главы "Краткого Курса", излагавшей философские основы коммунистической идеологии - и почему-то все кружки бесславно увязали в этой главе. Так как это не могло же объясняться пороками или путаницей в диалектическом материализме или неясностями авторского изложения (глава написана была самим Лучшим Учеником и Другом Ленина), то единственные причины были: трудности диалектического мышления для отсталых темных масс и неотклонное наступление весны. В мае, в разгар изучения Четвертой Главы,трудящиеся откупались тем, что подписывались на заем, - и политучебы прекращались.
Когда же в октябре кружки собирались вновь,то, несмотря на явно выраженное бесстрашное желание Великого Кормчего переходить поскорее к жгучей современности, к ее недостаткам и движущим противоречиям,- приходилось учитывать, что за лето материал начисто забыт трудящимися, что Четвертая Глава не докончена, - и пропагандистам указывалось начинать опять-таки с ошибок народников, ошибок Плеханова, борьбы с экономизмом и легальным марксизмом.
Так шло повсюду каждый год и за годом год. И сегодняшняя лекция в Марфино на тему "Диалектический материализм - передовое мировоззрение" тем и была особенно важна и интересна, что должна была до конца исчерпать Четвертую Главу, коснуться ослепительно-гениального произведения Ленина "Материализм и эмпириокритицизм" и, разорвав заколдованный круг, выпустить, наконец, марфинский партийный и комсомольский кружки на столбовую дорогу современности: работа и борьба нашей партии в период первой империалистической войны и подготовки Февральской революции.
И ещЕ то привлекало марфинских вольняшек, что при лекции не нужны были конспекты (кто написал - оставалось на следующий понедельник, кому
перекатывать - можно было перекатать и позже). И еще то манило к этой лекции, что читал ее не рядовой пропагандист, а лектор обкома партии Рахманкул Шамсетдинов. Обходя перед обедом лаборатории, Степанов так прямо и предупреждал, что лектор, говорят, читает зажигательно. (Еще одно обстоятельство о лекторе Степанов не знал и сам: Шамсетдинов был хорошим другом Мамулова - не того Мамулова из секретариата Берии, а второго Мамулова, его родного брата, начальника Ховринского лагеря при военном
заводе. Этот Мамулов держал лично для себя крепостной театр из бывших московских, а теперь арестованных артистов, которые развлекали его и
застольных друзей вместе с девушками, особо-отобранными на краснопресненской пересылке. Близость к двум Мамуловым и была причиной того уважения, которое
испытывал к Шамсетдинову московский обком партии, отчего этот лектор и разрешал себе смелость не читать слово в слово по заготовленным текстам, а предаваться вдохновению красноречия.)
Но несмотря на тщательное оповещение о лекции, несмотря на всю притягательность ее, марфинские вольняшки тянулись на нее как-то лениво и под разными предлогами старались задержаться в лабораториях. Так
как по одному вольному везде должно было остаться - не покинуть же зэков без присмотра! - то начальник Вакуумной, никогда ничего не делавший, вдруг заявил, что срочные дела требуют его присутствия в лаборатории, а девочек своих, Тамару и Клару, отправил на лекцию. Так же поступил и заместитель Ройтмана по Акустической - остался сам, а дежурной Симочке велел идти слушать. Майор Шикин тоже не пришел, но деятельность его, окутанную тайной,не могла проверять даже партия.
Кто же, наконец, приходил - приходили не вовремя и из ложного чувства самосохранения старались занимать задние ряды.
Была в институте специальная комната, отведенная для собраний и лекций.
Сюда раз навсегда было внесено много стульев, а здесь их нанизали на жерди по восемь штук и сколотили навечно. (Такую меру комендант вынужден был применить, чтобы стулья не растаскивали по всему объекту.) Стульные ряды были стеснены малыми размерами комнаты, так что колени сидевших сзади больно упирались в жердь переднего ряда. Поэтому приходившие раньше старались
отодвинуть свой ряд назад - так, чтобы ногам было привольнее. Между молодежью, севшей в разных рядах, это вызывало сопротивление, шутки, смех.
Стараниями Степанова и разосланных им гонцов к четверти седьмого все ряды от заднего к переднему, наконец, заполнились, и только в третьем и втором рядах, стиснутых вплотную с первым, никто сесть уже не мог.
- Товарищи! товарищи! Это - позорный факт! - свинцово поблескивал очками Степанов, понукая отставших. - Вы заставляете ждать лектора обкома партии! (Лектор, чтобы не уронить себя, ожидал в кабинете Степанова.)
Предпоследним вошел в залец Ройтман. Не найдя другого места - все сплошь было занято зелеными кителями и кое-где женские платья пестрели меж них - он прошел в первый ряд и сел у левого края, коленями почти касаясь стола президиума. Затем Степанов сходил за Яконовым - хотя тот и не был членом партии, но на столь ответственной лекции ему надлежало, да и
интересно было присутствовать. Яконов протрусил у стены, как-то согбенно неся свое слишком дородное тело мимо людей, которые в этот миг не являлись его подчиненными, а - партийно-комсомольским коллективом. Не найдя свободного места позади, Яконов прошел в первый ряд и сел там с правого края, как бы и тут против Ройтмана.
После этого Степанов ввел лектора. Лектор был крупный человек с широкими плечами, большой головой и буйным раскинутым кустом темных волос,тронутых пепельной проседью. Держался он крайне непринужденно, как будто зашел в эту комнату просто выпить кружку пива со Степановым. На нем был светлый бостоновый костюм, кое-где примятый, носимый с чрезвычайной
простотой, и пестрый галстук, завязанный узлом в кулак. Никаких тетрадок или шпаргалок в руках у него не было, и к делу он приступил прямо:
- Товарищи! Каждого из нас интересует, что представляет собой окружающий нас мир.
Массивно переклонясь к слушателям через стол президиума, накрытый красной плакатной бязью, он смолк - и все прислушались. Было такое ощущение, что он сейчас в двух словах объяснит, что такое окружающий нас мир. Но лектор резко откинулся, будто ему дали понюхать нашатырного спирту, и негодующе воскликнул:
- Многие философы пытались ответить на этот вопрос! Но никто до Маркса не мог сделать этого! Потому что метафизика не признает качественных изменений! Конечно, нелегко, - он двумя пальцами выковырнул из кармана
золотые часы, - осветить вам все за полтора часа, но, - он спрятал часы, - я постараюсь.
Степанов, определивший себе место у торца лекторского стола, лицом к публике, перебил:
- Можно и больше. Мы очень рады.
У нескольких девушек упало сердце (они спешили в этот день в кино).
Но лектор широким благородным разведением рук показал, что есть начальство и над ним.
- Регламент! - осадил он Степанова. - Что же помогло Марксу и Энгельсу дать правильную картину природы и общества? Гениально разработанная ими и продолженная Лениным и Сталиным философская система,
получившая название диалектического материализма. Первым большим разделом диалектического материализма - это материалистическая диалектика. Я вкратце охарактеризую на ее основные положения. Обычно ссылаются на прусского философа Гегеля, будто это он сформулировал основные черты диалектики. Но это в корне и в корне неправильно, товарищи! У Гегеля диалектика стояла на голове, это бесспорно! Маркс и Энгельс поставили ее на ноги, взяли из нее рациональное зерно, а идеалистическую шелуху отбросили! Марксистский
диалектический метод - это есть враг! Враг всякого застоя, метафизики и поповщины! А всего насчитываем мы в диалектике четыре черты. Первая черта, это то, что... взаимосвязь! Взаимосвязь, а не скопление изолированных предметов. Природа и общество это - как бы вам сказать пояснее? - это не мебельный магазин, где вот наставлено, наставлено, а связи никакой нет. В
природе все связано, все связано, - и это вы запоминайте, это вам крепко поможет в ваших научных исследованиях!
Особенно в выгодном положении находились те, кто не посчитался с десятью минутами, пришел раньше и теперь сидел сзади. Степанов, строго блестевший очками, не достигал туда, в задние ряды. Там гвардейски-статный
лейтенант написал записку и передал ее Тоне, татарочке из Акустической, тоже лейтенантке, но в импортной вязаной кофточке алого цвета поверх темного платья. Разворачивая на коленях записку, Тоня спряталась за сидящего впереди. Черный чубчик ее упал и свесился, делая ее особенно привлекательной. Прочтя записку, она чуть покраснела и стала спрашивать у
соседей карандаш или авторучку.
- ... Ну, и число примеров можно увеличивать... Вторая черта диалектики это то, что все движется. Все движется, покоя нет и никогда не
было, это факт! И наука должна изучать все в движении, в развитии - но при этом крепко себе зарубить, что движение не есть в замкнутом кругу, иначе бы не проявилась современная высокая жизнь. А движение идет по винтовой лестнице, это нет необходимости доказывать, и все вверх, и вверх, вот так...
Вольным помахиванием руки он показал - как. Лектор не затруднялся ни в выборе слов, ни в телодвижениях. Разбросав лишние стулья президиума, он освободил себе около стола метра три квадратных и похаживал по ним, потаптывался, раскачивался на спинке стула, хрупкого под его дюжим туловищем. Слова "бесспорно" и "нет необходимости доказывать" он произносил особенно зычно, категорично, как бы давя мятеж с капитанского мостика - и произносил их не в случайных местах, а там, где особенно нужно было подкрепить и без того стройные доказательства.
- Третья черта диалектики - это переход количества в качество. Эта очень важная черта помогает нам понять, что такое развитие. Не думайте, что развитие - это просто себе увеличение. Здесь прежде всего следует указать на Дарвина. Энгельс разъясняет нам эту черту на примерах из науки. Возьмите вы воду, вот хотя бы воду в этом графине, - ей восемнадцать градусов, и она
простая вода. Пожалуйста, можете ее нагревать. Нагрейте ее до тридцать градусов - и она все равно будет вода. И нагрейте ее до восемьдесят градусов - и все равно будет вода. А ну-ка догреть до сто? Что тогда будет? Пар!!
Этот крик торжествующе вырвался у лектора, иные даже вздрогнули.
- Пар! А можно сделать и лед! Что? Это и есть переход количества в качество! Читайте "Диалектику природы" Энгельса, она полна и другими поучительными примерами, которые осветят вам ваши повседневные трудности. А вот теперь, говорят, наша советская наука добилась, что и воздух можно сжиживать. Почему-то сто лет назад до этого не додумались! Потому что не знали закона перехода количества в качество! И так во всем, товарищи! Приведу примеры из развития общества...
До всякого лектора и без всякого лектора Адам Ройтман прекрасно знал, что диамат нужен ученому как воздух, что без диамата нельзя разобраться в явлениях жизни. Но, сидя на собраниях, семинарах и лекциях, подобно сегодняшней, Ройтман почти физически чувствовал, как мозги его медленно поворачиваясь, косо ввинчиваются. При всей своей мыслительной
сопротивляемости он поддавался этому затягивающему кружению, как изнемогший человек - сну. Он хотел бы встряхнуться. Он мог бы привести изумительные примеры из строения атома, из волновой механики. Но и он не посмел бы взять на себя перебивать или поучать товарища из обкома. Он только укоризненно смотрел миндалевидными глазами сквозь очки-анастигматы на лектора, размахивающего руками неподалеку от его головы.
Голос лектора рокотал:
- Итак, переход количества в качество может произойти взрывом, а может э-во-лю-ционно, это факт! Взрыв при развитии обязателен не везде. Без всяких
взрывов развивается и будет развиваться наше социалистическое общество, это бесспорно! Но социал-регенаты, социал-предатели, правые социалисты всех
мастей бесстыдно обманывают народ, говоря, что от капитализма к социализму тоже можно перейти без взрыва. Как это без взрыва?! Значит, без революции?
Без ломки государственной машины? Парламентским путем? Пусть они рассказывают эти сказки маленьким детям, но не взрослым марксистам! Ленин учил нас и учит нас гениальный теоретик товарищ Сталин, что буржуазия никогда без вооруженной борьбы от власти не откажется!!
Кудлы лектора сотряхались, когда он вскидывал голову. Лектор высморкался в большой платок с голубой окаемкой и посмотрел на часы, но не умоляющим взглядом неукладывающегося докладчика, а искоса, с недоумением,
после чего приложил их к уху.
- Четвертой чертой диалектики, - вскрикнул он так, что опять некоторые вздрогнули, - это то, что... противоречия! Противоположности! Отживающее и новое, отрицательное и положительное! Это - везде, товарищи, это - не секрет! Можно дать научные примеры, пожалуйста - электричество! Если потереть стекло о шЕлк - это будет плюс, а если смолу о мех - это
будет минус! Но только их единство, их синтез дает энергию нашей промышленности. И за примерами не надо далеко ходить, товарищи, это всюду и везде: тепло - это плюс, а холод - это минус, и в общественной жизни мы видим тот же непримиримый комплект между положительным и отрицательным. Как видите, диамат впитал в себя все лучшее, достигнутое отраслью науки. Вскрытые основоположниками марксизма внутренние противоречия развития являлись не только в мертвой природе, но и основной движущей силой всех формаций от первобытно-общинного строя и до империализма, загнивающего на наших глазах! И только в нашем бесклассовом обществе движущей силой бесспорно являются не внутренние противоречия, а критика и самокритика, не
взирая на лицо.
Лектор зевнул и не успел вовремя закрыть рот. Он вдруг помрачнел, на лице его появились какие-то вертикальные складки, нижняя челюсть дрогнула в подавливаемой конвульсии. Совсем новым тоном большой усталости он еще пытался говорить стоя:
- Оппозиционеры и капитулянты бухаринского толка нагло клеветали, что у нас есть классовые противоречия, но...
Усталость свалила его, он поморгал, опустился на стул и закончил фразу совсем вяло, тихо:
- ... но наш ЦК дал отпор сокрушительный.
И всю середину лекции он прочел так. Было похоже, что или внутренний недуг внезапно обессилил его, или он потерял всякую надежду, что проклятые полтора лекционных часа когда-нибудь кончатся.
Он говорил похоронным голосом, спускаясь и до шепота, как будто все складывалось против него и против слушателей. Он как бы пробирался в дебрях и не предвидел выхода:
- Только материя абсолютна, а все законы науки относительны... Только материя абсолютна, а каждый частный вид материи - относителен... Нет нич-чего абсолютного кроме материи, и движение - вечный атрибут его...
Движение абсолютно - покой относителен... Абсолютных истин нет, всякая истина - относительна... Понятие красоты - относительно... Понятия добра и зла - относительны...
Слушал ли Степанов лекцию, нет ли, - но весь вид его, вытянувшегося в стуле, поблескивающего на аудиторию, выражал сознание важности проводимого
политического мероприятия и сдержанное торжество, что такое большое
культурное событие имеет место в марфинских стенах.
Вынужденно слушали лектора Яконов и Ройтман, потому что сидели так близко. Еще одна девушка из четвертого ряда в эпонжевом платьи вся подалась
вперед и слушала с легким румянцем. У нее появилось тщеславное желание задать лектору какой-нибудь вопрос, но она не могла придумать - какой.
Внимательно смотрел на лектора еще Клыкачев, чья узкая длинная голова высовывалась из мундирной густоты сидящих. Но он тоже не слушал: он сам вел политучебы и мог прочесть лекцию даже лучше, и знал хорошо, по каким инструктивным материалам сегодняшнее выступление приготовлено. Клыкачев просто от скуки изучал лектора - сперва прикидывал, сколько тот может получать в месяц, потом пытался определить его возраст и образ жизни. Ему могло быть около сорока, но пепельность, изрезанность лица, налитой багровый нос уводили за пятьдесят или говорили, что он много берет от жизни, и жизнь ему мстит.
Остальные все откровенно не слушали. Тоня и высокий лейтенант исписывали записками уже четвертый листок из блокнота, еще один лейтенант и Тамара играли в увлекательную игру: он брал ее сперва за один палец, потом еще за один, и так за всю кисть, она хлопала его другой рукой и вырывала кисть. И опять все шло сначала. Игра захватила их, и только на лицах, видных Степанову, они с хитростью школьников пытались сохранять строгость.
Начальник 4-й группы рисовал начальнику 1-й группы (тоже на коленях, пряча от Степанова), какую пристройку он думает сделать к своей уже работающей схеме.
Но до всех них хоть обрывками долетал еще голос лектора, - Клара же Макарыгина в однотонным ярко-синем платьи открыто облокотилась о спинку стула перед собой и спрятала лицо в скрещенные руки. Она сидела глухая и слепая ко всему, что происходило в этой комнате, она бродила в том черно-розоватом тумане, который бывает от сжатых придавленных век. Перемесь радости, смятения и тоски не оставляли ее со вчерашнего руськиного поцелуя. Все запуталось неразрешимо. Зачем был в ее жизни Эрик? И разве можно было им принебречь? Как можно было теперь Руську не ждать? И как можно было
его ждать? И как можно было оставаться с ним в одной группе, встречать его взгляд, и снова и дальше разговаривать? Перевестись в другую группу? Но не
самого ли Ростислава инженер-полковник решил перевести? Он вызвал его два часа назад, и тот до сих пор не вернулся. Кларе было легче, что он не вернулся до политучебы, и она убежала охотно на лекцию, чтоб отдалить свою встречу с ним. Однако, сегодня вечером их объяснение неизбежно. Уходя, он обернулся в дверях и обдал ее невыносимым упреком. Действительно, как это
должно казаться подло - вчера обещать ему, а сегодня...
(Она не знала, что никогда уже в жизни им не предстоит встретиться: Руська арестован и отведен в маленький тесный бокс в штабе тюрьмы. А в Вакуумной, в самый этот момент, майор Шикин в присутствии начальника Вакуумной взламывал и обыскивал Руськин стол.)
Силы снова прилили к лектору. Он оживился, поднялся на ноги и, размахивая большим кулаком, шутя громил убогую формальную логику, порождение Аристотеля и средневековой схоластики, павшую под напором марксистской диалектики.
Именно Марфина достигали самые свежие американские журналы, и недавно для всей Акустической Рубин перевел, и кроме Ройтмана уже несколько офицеров читало о новой науке кибернетике. Она вся покоится как раз на битой-перебитой формальной логике: "да" - да, а "нет" - нет, и третьего не дано. И "Двузначная логическая алгебра" Джона Буля вышла в один год с
"Коммунистическим манифестом", только никто ее не заметил.
- Вторым большим разделом диалектического материализма - это философский материализм, - погромыхивал лектор. - Материализм вырос в борьбе с реакционной философией идеализма, основателем которой является Платон, а в дальнейшем наиболее типичными представителями - епископ Беркли, Мах, Авенариус, Юшкевич и Валентинов.
Яконов охнул, так что в его сторону повернулись. Тогда он выразил гримасу и взялся за бок. Поделиться тут он мог бы разве с Ройтманом - однако, именно с ним-то и не мог. И он сидел с покорно-внимательным
лицом. Вот на это он должен был тратить свой последний выпрошенный месяц!..
- Нет необходимости доказывать, что материя есть субстанция всего существующего! - гремел лектор. - Материя неуничтожима, это бесспорно! И это тоже можно научно доказать. Например, сажаем в землю зерно - разве оно исчезло? - нет! оно превратилось в растение, в десяток таких же зерен. Была вода - от солнца вода испарилась. Так что, вода исчезла? Конечно, нет!!
Вода превратилась в облако, в пар! Вот как! Только подлый слуга буржуазии, дипломированный лакей поповщины, физик Оствальд имел наглость заявить, что "материя исчезла". Но это же смешно, кому ни скажи! Гениальный Ленин в своем бессмертном труде "Материализм и эмпириокритицизм", руководствуясь передовым мировоззрением, опроверг Оствальда и загнал его в тупик, что ему деваться некуда!
Яконов подумал: вот таких бы лекторов человек сто загнать бы на эти тесные стулья, да читать им лекцию о формуле Эйнштейна, да держать без обеда до тех пор, пока их тупые ленивые головы воспримут хоть - куда девается в
секунду четыре миллиона тонн солнечного вещества!
Но его самого держали без обеда. Ему уже тянуло все жилы. Он крепился простой надеждой - скоро ли отпустят?
Все крепились этой надеждой, потому что выехали из дому трамваями, автобусами и электричкой кто в восемь, а кто и в семь часов утра - и не чаяли теперь добраться домой раньше половины десятого.
Но напряженнее их ожидала конца лекции Симочка, хотя она оставалась дежурить, и ей не надо было спешить домой. Боязнь и ожидание поднимались и падали в ней горячими волнами, и ноги отнялись, как от шампанского. Ведь сегодня был тот самый вечер понедельника, который она назначила Глебу. Она не могла допустить, чтоб этот торжественный высокий момент жизни произошел врасплох, мимоходом - оттого-то позавчера она еще не чувствовала себя готовой. Но весь день вчера и полдня сегодня она провела как перед великим праздником. Она сидела у портнихи, торопя ее окончить новое платье,
очень шедшее Симочке. Она сосредоточенно мылась дома, поставив жестяную ванну в московской комнатной тесноте. На ночь она долго завивала волосы, и утром долго развивала их и все рассматривала себя в зеркало, ища убедиться, что при иных поворотах головы вполне может нравиться.
Она должна была увидеть Нержина в три часа дня, сразу после перерыва, но Глеб, открыто пренебрегая правилами для заключенных (выговорить ему сегодня за это! надо же беречь себя!) с обеда опоздал. Тем временем Симочку надолго послали в другую группу произвести переписку и приемку приборов и деталей, она вернулась в Акустическую уже перед шестью - и опять не застала
Глеба, хотя стол его был завален журналами и папками, и горела лампа. Так она и ушла на лекцию, не повидав его и не подозревая о страшной новости – о том, что вчера, неожиданно, после годичного перерыва он ездил на свидание с женой.
Теперь с горящими щеками, в новом платьи, она сидела на лекции и со страхом следила за стрелками больших электрических часов. В начале девятого
они должны были остаться с Глебом одни... Маленькая, легко уместившаяся между стесненными рядами, она не была видна из-за соседей, так что стул ее издали казался незанятым.
Темп речи лектора заметно ускорился, как в оркестре ускоряется вальс или полька на последних тактах. Все почувствовали это и оживились. Сменяя друг друга и впопыхах чуть смешанные с пенистыми брызгами изо рта, над головами слушателей проносились крылатые мысли:
- Теория становится материальной силой... Три черты материализма...Две особенности производства... Пять типов производственных отношений... Переход к социализму невозможен без диктатуры пролетариата... Скачок в царство свободы... Буржуазные социологи все это прекрасно понимают... Сила и жизненность марксизма-ленинизма... Товарищ Сталин поднял диалектический
материализм на новую, еще высшую ступень!.. Чего в вопросах теории не успел сделать Ленин - сделал товарищ Сталин!.. Победа в Великой Отечественной
войне... Вдохновляющие итоги... Необъятные перспективы... Наш гениально-мудрый... наш великий... наш любимый...
И уже под аплодисменты посмотрел на карманные часы. Было без четверти восемь. От регламента еще даже остался хвостик.
- Может быть, будут вопросы? - как-то полуугрожающе спросил лектор.
- Да, если можно... - зарделась девушка в эпонжевом платьи из четвертого ряда. Она поднялась и, волнуясь, что все смотрят на нее и слушают ее, спросила:
- Вот вы говорите - буржуазные социологи все это понимают. И действительно, это все так ясно, так убедительно... Почему же они пишут в своих книгах наоборот? Значит, они нарочно обманывают людей?
- Потому что им невыгодно говорить иначе! Им за это платят большие деньги! Их подкупают на сверхприбыли, выжатые из колоний! Их учение называется прагматизм, в переводе на русский: что выгодно, то и закономерно. Все они - обманщики, политические потаскухи!
- Все-все? - утончившимся голоском ужаснулась девушка.
- Все до одного!! - уверенно закончил лектор, тряхнув патлатой пепельной головой.
Ноша историка

Владимир Милов: 6 мифов, которыми оправдывают пенсионную реформу - Экономика // Арсеньевские вести



Дискуссия о повышении пенсионного возраста в России становится все более жаркой, и уже примерно понятны аргументы, при помощи которых власти планируют эту идею защищать. Вот уже и соответствующую «методичку» раздали сотрудникам федеральных телеканалов:

Пропаганда пропагандой, но многие тезисы сторонников повышения пенсионного возраста требуют детального обсуждения, так как часто формулируются нахраписто и в расчете на отсутствие их критического осмысления, с попыткой задавить экспертным авторитетом. В этой статье мы разберем некоторые наиболее популярные мифы сторонников повышения пенсионного возраста.

1. «Другого пути увеличить пенсии нет»

Это самый распространенный аргумент сторонников повышения пенсионного возраста (наряду с сопоставлениями возрастов выхода на пенсию в разных странах — об этом чуть ниже), и он не выдерживает никакой критики, потому что опирается исключительно на нынешнюю систему финансирования пенсий — через страховые взносы на фонд оплаты труда. Это безнадежный анахронизм, и если искать средства на пенсии только здесь, то конечно вы никогда ничего не сбалансируете.

В России низкие зарплаты (по данным Росстата, почти половина работающих получает менее 25 тысяч рублей в месяц, более 80% — менее 50 тысяч), уже сейчас страховые взносы в ФОТ покрывают лишь менее 52 % годовых расходов Пенсионного фонда (данные Росказначейства за 2017 год).

При этом страховые взносы в ФОТ являются мощнейшим фактором, сдерживающим рост оплаты труда и доходов россиян, создание новых рабочих мест. По данным ежегодного обзора PwC “Paying Taxes”, Россия входит в десятку худших экономик мира по уровню налоговой нагрузки на фонд оплаты труда.

В последние годы об этой проблеме заговорили и в правительстве: после прихода на должность министра экономического развития Максима Орешкина он начал ставить вопрос о снижении страховых взносов на ФОТ, правда, пока безрезультатно.

Поэтому когда сторонники повышения пенсионного возраста говорят вам, что «альтернативы сбалансировать пенсионную систему нет», они недоговаривают. Правильно сказать «альтернативы нет, если цепляться за изжившую себя систему финансирования пенсий через начисления на зарплаты». От высоких страховых взносов на ФОТ необходимо как можно скорее отказываться и искать принципиально иной механизм финансирования пенсий.

Каким такой механизм может быть, многократно говорилось: это трансформация Пенсионного фонда из распределительного механизма (собирающего взносы с действующих работников и перераспределяющего их на выплаты действующим пенсионерам) в капитализированный фонд-инвестор, владеющий активами и зарабатывающий на доходах от них. Аналогия — норвежский Глобальный пенсионный фонд, являющийся крупнейшим инвестором в мире с активами более 1 триллиона долларов, владеющий более 1 % мирового акционерного капитала.

Россия могла бы достаточно быстро сформировать такой фонд за счет внесения в его капитал акций госкомпаний, доходов от приватизации, остатков Фонда национального благосостояния, а также если начала бы юридически взыскивать по всему миру незаконно выведенные из России коррупционные капиталы (в будущей постпутинской России этим непременно надо будет заняться).

Последующая реструктуризация госмонополий позволит резко увеличить акционерную стоимость совокупных пакетов акций этих компаний (даже если они будут приватизироваться, Пенсионный фонд сможет сохранить миноритарные пакеты и получать по ним дивиденды, а получаемые от приватизации средства вкладывать в новые активы).

Сегодня государство владеет имуществом потенциальной стоимостью минимум в сотни миллиардов долларов, но получает от него смехотворный доход — в федеральный бюджет поступают дивиденды по принадлежащим государству долям в компаниях лишь на сумму порядка 250 млрд рублей в год (при хорошем управлении только от десятка крупнейших госкомпаний можно получать триллион, если дивиденды платились бы по рыночным ставкам, как в частных компаниях в этих же секторах).

Преобразование Пенсионного фонда из распределительного в инвестиционный стало бы мощным источником пополнения пенсионной системы деньгами

Если преобразовать Пенсионный фонд из распределительного в инвестиционный, то можно будет создать мощный источник пополнения пенсионной системы деньгами, а страховые взносы на фонд оплаты труда в ПФР снизить с нынешних 30% до 5-10%. Это, в свою очередь, даст мощный толчок развитию экономики, созданию рабочих мест, увеличению зарплат.

И это мы даже еще не касались внутренних резервов, скрытых в пенсионной системе. У нас очевидно избыточные затраты на сам Пенсионный фонд, где работают более 100 тысяч человек, а роскошные дворцы ПФР заполонили всю страну (при том, что вообще-то фонд должен работать как полностью автоматизированный онлайн-механизм, и объективной потребности в такой роскошной недвижимости нет). Все эти здания можно продать.

Далее, в России из 43,5 млн пенсионеров лишь 36,3 млн получают пенсию по старости — огромная нагрузка на пенсионную систему ложится из-за плохой медицины, плохой экологии, высокой аварийности, смертности, преступности, участию в агрессивных войнах за рубежом.

Это ведет к большому числу получателей пенсии не по старости, а по инвалидности, потере кормильца, жертвам радиационных и техногенных катастроф. Настоящие реформы — это не повышать пенсионный возраст, а работать над улучшением качества жизни — совершенствовать медицину, улучшать экологию, повышать безопасность, снижать аварийность, не вести войны.

Это позволит снизить нагрузку на Пенсионный фонд: из сегодняшнего бюджета ПФР в 8,4 трлн рублей лишь 6 трлн идут на выплаты пенсий по старости. На этом фоне говорить о «чрезмерной демографической нагрузке» просто смешно: почти 30% бюджета ПФР тратится вовсе не на выплаты пенсий по старости.

Ну и много еще чего — проблема досрочников, завышенных пенсий федеральных чиновников и т.п., обо всем этом я подробно говорю в своем ролике на канале Алексея Навального. Так что есть другие пути увеличить пенсии, есть.

2. «В других странах пенсионный возраст выше»

Это по сути второй главный аргумент сторонников повышения пенсионного возраста, и понять, что он также не выдерживает критики, можно взглянув на этот график:



Что следует из этого графика? То, что повышение продолжительности жизни в странах, где выше пенсионный возраст, шло последовательно в течение более чем полувека. Это устойчивый тренд, и сопровождается он ростом не только продолжительности, но и качества жизни — люди в 60 обладают лучшим здоровьем и более востребованы на рынке труда (в развитых странах Запада, например, пик зарплат приходится на возраст в 45-60 лет, тогда как в России — на 25-45, после чего востребованность на рынке труда и зарплаты начинают резко падать).

Запад шел по пути повышения продолжительности и качества жизни последовательно, и вместе с этим плавно повышался пенсионный возраст. В России же ничего подобного не наблюдается: мы «зависли» в своем отставании по продолжительности жизни на десятилетия, она стала чуть подтягиваться ближе к западному уровню лишь в последние несколько лет (и все равно сильно отстает), а по качеству жизни в 60 лет между нами вообще пропасть. При этом в связи с затянувшимся экономическим кризисом есть все шансы, что недавний тренд на некоторый рост продолжительности жизни вскоре вновь сменится спадом, как это уже бывало в предыдущие кризисы.

Заметьте: эксперты по пенсионным проблемам часто любят переводить разговор с продолжительности жизни на так называемый «возраст дожития» — срок, в течение которого человек живет после достижения пенсионного возраста.

Он действительно выше, чем средняя продолжительность жизни, из-за высокой ранней смертности населения (ранние смерти снижают показатели средней продолжительности жизни). Однако в данном контексте разговор о продолжительности жизни идет вовсе не в каком-то бухгалтерском плане — более низкая продолжительность жизни скорее является интегральным показателем, который характеризует общий разрыв в качестве жизни с развитыми странами, где выше пенсионный возраст.

Пока этот разрыв не ликвидирован, говорить о повышении пенсионного возраста неприемлемо — у нас люди в возрасте около 60 не готовы к отодвиганию срока выхода на пенсию, ни физически, ни в плане востребованности рынком труда.

Кстати, полемика на эту тему отражает еще одну крайнюю слабость позиции сторонников повышения пенсионного возраста: они рассматривают эту проблему исключительно как бухгалтерскую (хватает или не хватает средств), полностью забывая ее глобальный социально-политический аспект.

Помимо попадания десятков миллионов людей в предпенсионном возрасте в «зону риска» и генерирования огромного числа новых бедных и невостребованных россиян, речь идет и о пересмотре одной из базовых позиций сложившегося социального контракта общества с государством. Для многих миллионов россиян старше 40 «дотянуть до пенсии» является единственно возможной жизненной стратегией — они не имеют шансов на хорошую работу и зарплату, но зато знают, что по достижении действующего пенсионного возраста получат от государства некий гарантированный доход. Скажем честно, это одна из немногих гарантий, которую дает сегодня людям государство. И тут эту гарантию, действовавшую десятки лет, хотят существенно урезать в размерах.

Непонимание важного общественного контекста предлагаемых преобразований и неумение с этим контекстом работать — ключевая проблема узкой касты российских околоправительственных экспертов. Традиция эта идет еще с шоковой терапии начала 90-х, когда основной позицией государства было «каждый решает свои проблемы сам» (и это было ошибкой и привело к мощнейшему отторжению обществом проводившихся реформ). Но в особенности все эти эксперты распустились в годы «мегарейтинга» Путина — у них сложилось полное ощущение вседозволенности, того, что власть всегда прикроет любые их эксперименты своим политическим весом.

Эта оторванность правительственных экспертов от жизни в состоянии сыграть с Россией очень злую шутку: речь о появлении как минимум миллионов, а возможно, и десятков миллионов бедных и озлобленных людей, превращающихся в мощный антимодернизационный класс. В какой-то мере напрашивается аналогия и со столыпинскими реформами с массой побочных эффектов, внесших прямой вклад в последующие трагические события, и с реформами 90-х, когда социальная компонента властями полностью игнорировалась, что привело к мощной контрреформаторской волне, закрепившейся на долгие годы.

Отсюда следует простой принцип: нельзя шутить с основами социального контракта с обществом, нужно предлагать людям решения проблем, а не присылать им сухие уведомления о неизбежности. Видно, что сторонники повышения пенсионного возраста крайне оторваны от реалий российского общества и совершенно не воспринимают общественную значимость проблемы, рассматривая ее исключительно в привычном бухгалтерском контексте.

3. «В России ужасная демография»

Ничего особо уникального и ужасного тут нет. Да, старение населения имеет место, но по данным Организации экономического сотрудничества и развития, у нас число жителей старше 65 лет на 100 человек в трудоспособном возрасте составляет всего 23%, тогда как в странах Западной Европы — 30-40%:

Да, демографическая ситуация не самая благоприятная, но и не катастрофическая, не надо нагнетать панику — до тех стран, которые нам постоянно приводят в пример в плане более высокого возраста выхода на пенсию, нам довольно далеко.



В этом плане постоянная апелляция сторонников повышения пенсионного возраста к узкой касте профессиональных демографов, которые традиционно нагнетают ситуацию, также является не более чем трюком. Как мы уже выяснили выше, основные проблемы пенсионной системы лежат не в области демографии, а в области безнадежно отжившей себя системы финансирования пенсий через налоги на зарплату, которую надо менять. То есть проблема эта не демографическая, а финансовая. При всем уважении к демографам, они часто мало что понимают в государственных финансах, а именно здесь и лежат огромные резервы для того, чтобы позволить себе отказаться от жестких шагов по части пенсионного возраста.

Пример того, как это выглядит — свежий доклад ВШЭ, «совершенно случайно» выпущенный в момент проталкивания правительственного законопроекта о пенсионном возрасте и рекламирующий это повышение под тем же соусом «плохой демографии». При этом там априори ставится знак равенства между перспективами финансирования пенсионной системы и возможностью собирать деньги на пенсии с действующих работников — дескать, соотношение пенсионеров и работников ухудшается, деньги будет брать неоткуда.

Но мы ведь только что выяснили, что есть принципиально другие источники!

Однако сторонникам повышения пенсионного возраста часто легко удается увести дискуссию в сторону в стиле «раз вы не профессиональный демограф, то вы не имеете права рассуждать на эту тему». Запомните: все имеют право рассуждать на пенсионную тему.

В развитых демократических странах, где пенсионный возраст повышался, это происходило по результатам широчайшей и весьма бурной общественной дискуссии, а не в режиме спецоперации. Попытка отстаивать кастовый, элиартный путь обсуждения серьезных общественных проблем неприемлема. Сторонники повышения пенсионного возраста должны учиться разговаривать с обществом, а не отказывать остальным в праве высказываться на эту тему в духе «раз вы не демограф, то и молчите».

4. «В России растет продолжительность жизни, значит пенсионный возраст можно повышать»

Эту мантру постоянно повторяют не только эксперты — защитники идеи повышения пенсионного возраста, но и власть: значительная часть аргументации во всего лишь трехстраничной пояснительной записке к правительственному законопроекту о повышении пенсионного возраста основана именно на этом тезисе.

Более того, ряд связанных с властью экспертов, активно убеждающих нас в необходимости повышения пенсионного возраста, исходя из данных буквально последних нескольких лет, рисует нам невероятно радужную картину на будущее:

«После перехода на новые границы пенсионного возраста российские пенсионеры будут жить 14,5 и 23 года, и доля доживших до пенсии составит 80–90%, причем это — заведомо заниженные данные без учета будущего прогресса здравоохранения и роста уровня жизни» (цитата из свежего доклада ВШЭ, рекламирующего повышение пенсионного возраста).

Непонятно, на чем основан этот радужный оптимизм. Да, в последние годы фиксировалось некоторое повышение продолжительности жизни. Но:

Мы по-прежнему сильно отстаем по этому показателю от развитых стран, с которыми нас сравнивают по возрасту выхода на пенсию (см. график выше);

Пока непонятно, как на динамике пенсионного возраста скажется десятилетие экономической стагнации, идущее сейчас на новый виток без всякой видимой перспективы улучшения экономической обстановки — на том же приведенном выше графике видно, что в России падение продолжительности жизни следовало за каждым экономическим кризисом, нет оснований для оптимизма и сейчас;

Откуда эксперты ВШЭ взяли прогноз о «будущем прогрессе здравоохранения», вообще непонятно — вы знаете, в каком кризисе находится и какой постоянной «оптимизации» подвергается сегодня наша медицина.

Вывод: робкий рост продолжительности жизни в последние годы не стоит принимать за чистую монету с учетом наших социально-экономических реалий. Это ненадолго, и считать это устойчивым трендом — и тем более базировать на этом такие радикальные преобразования как повышение пенсионного возраста — является большой ошибкой.

5. «Защита нынешнего пенсионного возраста — это популизм»

К сожалению, у нас в либеральной среде имеет место определенная мода на отрицание любой политики государства социальной направленности — пенсии, МРОТ, госфинансирование образования и медицины и т.п. Любой шаг в этом направлении априори объявляется «популистским».

Экономист Максим Миронов верно сформулировал в своей статье «Рыночная теория социализма», что это, скорее всего, является родовой травмой советского прошлого: образованные люди шарахаются от всего, что хоть отдаленно связано со словом «социальный», видя в этом химеру коммунизма. При этом в качестве положительного примера часто приводят всякие азиатские диктатуры, где с социальными институтами действительно не церемонятся, а развитые демократии типа стран Западной Европы и Канады клеймят как «социалистические».

От такого мышления нужно уходить. Мало того, что невнимание государства к своим социальным обязательствам ведет к повальной бедности, плохой медицине, высокой преступности, люмпенизации населения и многим другим негативным последствиям, измеряемым вполне конкретным экономическим ущербом, но, как уже упоминалось выше, из числа людей, оставшихся на обочине общества, возникает значительный антимодернизационный класс, который ненавидит любые реформы и рыночные институты.

Жестокость способов внедрения рыночных институтов напрямую связана с их отторжением обществом. Мы уже проходили через подобный опыт, и рассуждающим о «популизме» неплохо бы это учитывать — среди развитых стран нет примеров успешной реализации их идеально чистых рыночных экспериментов, напротив, часто успешнее всего работает синтез рыночной экономики и социально ответственной политики государства (прежде всего это Западная Европа и Канада).

6. «Повышение пенсионного возраста приведет к росту пенсий»

Это абсолютно голословное утверждение. Опубликованный правительственный законопроект о повышении пенсионного возраста никаких подобных гарантий не содержит. Сохраняется сегодняшний порядок, при котором правительство принимает решение об индексации пенсий «по ситуации». А как это происходит, мы уже видели в последние годы. Например, в 2015 году индексация пенсий составила 11,4% — при том, что рост цен на продовольственные товары, по данным Росстата, в январе-декабре 2015 года к январю-декабрю 2014 года составил 19,1%. В 2017 году была единовременная доплата к пенсии в 5 тысяч рублей, в этом году — нет. Все это не регламентируется никакими законами, и решение полностью находится в руках правительства. А правительство имеет хорошо зафиксированную историю обмана пенсионеров — сначала ввели накопительную систему, потом заморозили. Сначала ввели систему пенсионных баллов и много нас увещевали как это прекрасно, а теперь спустя всего три года вице-премьер Голикова говорит — забудьте.

Пару недель назад у меня состоялись дебаты на Радио Свобода с одним из экспертов, активно поддерживающих повышение пенсионного возраста, — членом коллегии Минфина Владимиром Назаровым. Так вот, он в эфире бодро доказывал, что повышение пенсионного возраста основано на принципе «бюджетной нейтральности» — т.е. все, что будет сэкономлено на повышении возраста выхода на пенсию, должно пойти на повышение пенсий действующим пенсионерам.

Но в правительственном законопроекте ни слова об этом принципе «бюджетной нейтральности» не сказано! Просто повышается пенсионный возраст, и все!

Самой лучшей иллюстрацией к наивности экспертов, обещающих нам, что власть снова нас не обманет, стала другая ремарка Владимира Назарова в этом же эфире — он признался, что участвовал в подготовке предложений о повышении НДС, но, правда, в обмен на снижение все тех же страховых взносов на фонд оплаты труда, в рамках того самого принципа «бюджетной нейтральности».

И что вы думаете? Правительство идею повышения НДС охотно взяло на вооружение, а идею на такую же сумму снизить страховые взносы на ФОТ выбросило в корзину.

Важно помнить об этом недавнем опыте, когда вы оцениваете очередные разглагольствования приближенных к власти экспертов о том, «как все будет хорошо» — не слушайте их обещания, смотрите на фактическую кредитную историю обещаний правительства и их исполнения. История, мягко говоря, так себе. Иными словами — никакого адекватного повышения пенсий не будет, у вас просто заберут деньги.

Ну и в целом, чтобы вы могли оценить «качество» проработки правительственного законопроекта о повышении пенсионного возраста, взгляните всего лишь на один скриншот — это финансово-экономическое обоснование законопроекта Вы не ошиблись — всего один абзац:



Разумеется, такое низкое качество проработки правительственных предложений о повышении пенсионного возраста не может идти ни в какое сравнение с обсуждением этого вопроса в развитых демократических странах, где вопрос обсуждался в течение многих лет и были истрачены тонны бумаги на обоснования и расчеты и многие месяцы и годы на публичное их обсуждение. В России все иначе — вам предлагается проглотить принятие серьезнейшего решения фактически без общественного обсуждения.

Это, уважаемые россияне, и есть прямое следствие отсутстви в стране демократии, которую многие из вас посчитали химерой либеральных теоретиков и пустым звуком, и легко от нее отказались. Теперь вам придется за это платить — возможно, жизнью. Не нравится? Давайте сделаем все, чтобы демократию вернуть — для вопроса о пенсионном возрасте это первейшее необходимое условие, челобитные царю тут не помогут. Царь полностью в курсе и давно одобрил сегодняшние правительственные решения.

Владимир Милов.

Инсайдер.

http://www.arsvest.ru/rubr/4/50587