Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Ноша историка

Андрей Смирнов: «Люстрация, публикация всех архивов ЧК, КГБ, ФСБ - мы обречены на этот путь»

(продолжение)

– Когда моя бабушка рассказывала о своем детстве, о том, что пережила ее семья, я всегда клокотал, возмущался, что она простила советскую власть. Она же отвечала, что жить с ненавистью в сердце нельзя, надо обязательно прощать…

– Я понимаю вашу бабушку. Жить одной ненавистью бесчеловечно, разрушительно для любой личности, в этом сгорает душа. Инстинкт самосохранения срабатывает: лучше все забыть и простить. Тем более среда, в которой жила ваша бабушка, не признавала права на эту ненависть. В общем, у нее и альтернативы-то не было.

Я ведь тоже был убежденным пионером, а затем комсомольским деятелем. И вот в 1957 году услышал у приятеля на магнитофоне песню Окуджавы «Последний троллейбус». Прослушал ее несколько раз и ушел домой в шоке. Вроде бы лирическая песня, но там были слова, которые меня поразили:

Когда мне невмочь пересилить беду,
Когда подступает отчаянье,
Я в синий троллейбус сажусь на ходу,
В последний, случайный.
Последний троллейбус, по улице мчи,
Верши по бульварам круженье,
Чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи крушенье, крушенье

«Историческая ошибка Ельцина, что не была проведена декоммунизация. По самым скромным подсчетам, около 100 миллионов людей погибли за годы советской власти. Великая Отечественная война угробила 30 из них, но все остальное – это Гражданская война, репрессии, лагеря»
Фото: artyushenkooleg.ru


Отчаяние, крушенье, беда… Я думал, что эти слова могут быть у Достоевского, Чехова или в западной литературе, но никак не в нашем лучшем из миров. Они совершенно не рифмовались для меня с советской реальностью. Их не было в моем обиходе, поэтому я, 16-летний болван, был просто шокирован. Вот в таком обществе мы жили.

Так что мое просветление, назовем это так, происходило постепенно. Началось с простого расширения культурного багажа – литература, искусство, философия. Когда я вышел из ВГИКа, годика через два добрался до «Вех» и Бердяева. А в 1967 году, когда делал короткометражный фильм «Ангел», мои взгляды во многом оформились. Картину положили на полку за попытку показать Гражданскую войну как национальную трагедию, а не как победу хороших красных над плохими белыми.

«Национальная идея внятно выражена в десяти заповедях Ветхого завета»

– Андрей Сергеевич, вы думаете, что, если бы крестьянство не истребили, мы бы жили иначе. Вы же убежденный либерал. Считаете, что «никаких перспектив, кроме либерализма и демократии, в России нет». Но разве русская деревня была готова принять либеральные идеи? Крестьянам ведь ближе известная формула «православие, самодержавие, народность».

– Это не крестьянство, а власть держалась за эту уваровскую формулу. Вы и сегодня послушайте наших патриотов, того же Никиту Михалкова, они же эту триаду твердят как мантру. Убежден, что если бы столыпинская реформа была доведена до конца, то Россия изменилась бы эволюционным путем. Ведь Столыпин видел главное зло в общинной психологии, которая навязывалась нации. Он хотел, чтобы Россия, прежде всего, оперлась на собственника, на фермера, на крестьянина-единоличника. Именно это позволило бы создать новую Россию.

«Не верю, что самая просвещенная авторитарная власть может дать России счастье. Все равно неизбежен возврат на дорогу демократии и либерализма. Для этого нужны два, три, четыре поколения, которые росли бы в условиях свободы»

Посмотрите, какими темпами страна развивалась до Первой мировой войны. Весь этот всплеск Серебряного века, когда в России творили выдающиеся деятели во всех областях духовной жизни: в философии, науке, театре, нарождавшемся кино, живописи. Например, русский живописный авангард во многом определил пути развития мировой живописи в XX веке. А русская религиозная философия предопределила появление экзистенциализма. И такой же прорыв в других областях, цифры промышленного роста были просто фантастические, опережающие Америку и Европу. Треть зерна, которое экспортировалось тогда в мире, было российским. А ведь все это следствие либеральных реформ Александра II, когда появилось земство как подлинный хозяин, возникли суды присяжных, в армии вместо 25 лет начали служить шесть…

– Знаю, что вы Александра Освободителя особенно выделяете среди российских правителей…

– Считаю, что больше для России никто не сделал. Он ведь вырос в семье Николая и понимал, что реформы жизненно необходимы. Александр силой заставил провести отмену крепостного права. Объяснял этим ослам-помещикам, что если мы сверху этого не сделаем, то это произойдет снизу. И был абсолютно прав. И вот уже через 50 лет после отмены крепостного права, то есть всего через два поколения, Россия начала меняться. И если бы Столыпин довел до конца свою реформу, мы бы с вами жили в другой стране. Но его, как известно, убили, так же, как и Александра II…
В итоге русский либерализм никогда в жизни не спускался до уровня деревенской общины. Не успевал туда дойти, к сожалению. Понимаете, я не верю, что самая просвещенная авторитарная власть может дать России счастье. Все равно неизбежен возврат на дорогу демократии и либерализма. Рано или поздно, но России придется ступить на тот единственный путь, который рождает психологию свободного народа, умеющего уважать соседа. Для этого надо не одно поколение, а два, три, четыре, которые росли бы в условиях свободы и демократии. У нас такого опыта пока нет. Но он непременно должен появиться.

«Давайте просто относиться друг к другу по-доброму. Не ненавидя, не завидуя соседу, а по-христиански, по-человечески. Тогда сам облик России будет нести в себе эту национальную идею»

Сам ход истории ведет к тому, что чем больше укореняется демократия, чем благополучнее живет страна, тем естественнее приходит в равновесие исполнительная и законодательные власти. Я вот абсолютно убежден, что только тогда про Россию можно будет сказать, что она слегка цивилизовалась, когда президентом страны станет баба (смеется).

– Вы 10 лет назад приняли участие в создании просветительского проекта «Свобода по-русски», посвященного 100-летию российского парламента. Это 10-серийный фильм о том, как в России прививалась демократия. Я правильно понимаю, что ни один федеральный канал этот фильм так до сих пор и не показал?

– К сожалению, это так. Но зато его довольно активно скачивают в интернете. У меня там достаточно скромная роль. Мне принадлежит идея, а также я был чем-то вроде художественного руководителя. А душой фильма стал Юра Шевчук, который выступил в роли рассказчика.
В ленте нет агитации ни за правых, ни за левых, ни за парламентскую республику, ни за президентскую республику. Это своего рода эссе. Например, целый фильм посвящен истории Новгородского вече и его аналогов в древней Исландии и сегодняшней Швейцарии. Оказывается, там есть кантоны, которые и сегодня управляются при помощи вече. Другая серия посвящена истории Учредительного собрания, где мы нашли роскошную хронику 1917 года. Или фильм «Танки», который рассказывает о кризисе 1993 года, когда танки стреляли по Белому дому. Мы пообщались с Хасбулатовым и Гайдаром. Это довольно острое столкновение.

«Только тогда про Россию можно будет сказать, что она слегка цивилизовалась, когда президентом страны станет баба»

– Четыре года назад вы участвовали в программе «Эхо Москвы» по теме «Нужна ли России национальная идея?». Вы для себя ее как-то формулируете?

– Мне кажется, национальная идея вполне внятно выражена в десяти заповедях Ветхого завета. А если к ним добавить еще кое-что важное, что сказал Христос, то будет вполне достаточно. Давайте просто относиться друг к другу по-доброму. Не ненавидя, не завидуя соседу, а по-христиански, по-человечески. Вот тогда сам облик России будет нести в себе эту национальную идею.

«Есть где черпать позитив русскому человеку!»

– Сегодня довольно громко звучит тема шестидесятников. Недавно Первый канал показал сериал «Таинственная страсть», вызвавший горячую полемику. Большой успех был и у «Оттепели» Валерия Тодоровского, в которой вы снимались. А теперь сами взялись экранизировать собственный сценарий «Темная вода», посвященный этому периоду. Почему тема шестидесятников так актуальна?

– Это важный период в истории нашей страны. Мне же просто хочется рассказать о своей молодости, оставить образ этой замечательной эпохи. Это время после XX съезда партии, разоблачения Сталина, когда в Москве прошел фестиваль молодежи и студентов. Это был такой вздох поколения, который очень быстро оборвали. Это образ Москвы 1957 года, который воссоздать сегодня невероятно трудно! Но мы с оператором Юрием Шайгардановым и художником Володей Гудилиным (это команда, которая делала «Бабу») нашли решения. Очень хочу снять этот фильм, оставить такое кинозавещание после себя.

«Считалось, что в Брестской крепости все погибли, но отец нашел более 400 живых, участвовавших в обороне. Судьбы их были ужасны. Почти все они прошли немецкий плен, потом половина отправилась в отечественные лагеря. Никому из них не платили никаких пенсий» (на фото – Сергей Смирнов)
Фото: tula-day.ru


– И в какой он сейчас стадии?

– К сожалению, пока заморожен. Уже были выбраны актеры, группа работала, в мае должны были начаться съемки. Но в марте Центробанк отозвал лицензию у банка «Екатерининский», где лежали два миллиона спонсорских долларов на производство фильма. Деньги «сгорели», а заодно «сгорело» и то, что мы заработали с женой за последние 30 лет. Мне пришлось распустить группу и остановить производство картины. Свет в конце тоннеля пока не виден. Сегодня атмосфера в бизнесе тяжелая, чтобы просить людей пожертвовать деньги на кино, которые, скорее всего, никогда не вернутся.

– Давайте тогда о приятном. Читатели не простят меня, если не спрошу вас о «Белорусском вокзале». Чем вы объясняете народную любовь к этому фильму, которая не ослабевает вот уже 45 лет?

– «Белорусский вокзал» так долго живет благодаря двум важнейшим компонентам. Во-первых, грандиозный сценарий Вадима Трунина, который на голову выше, чем готовый фильм. Например, там есть история о том, как герои попадали в милицию. Молодые ребята в ресторане их оскорбили и, считая стариками, полезли в драку. Но фронтовики ведь бывшие десантники, они их «разложили». Однако один из молодых людей был сыном какого-то начальника, приехала милиция и забрала моих героев. Но из милиции они выходили сами, скрутив все отделение. Единственное, что в итоге осталось, – это когда они выходят на улицу и Леонов кричит: «Да здравствует свобода!» Я и сейчас не могу вспоминать об этом без содрогания, настолько это было круче того, что получилось. Но все равно, как ни корежили сценарий, главное убить не смогли – картина жива, потому что там нет ни капли фальши. Ну, а вторая составляющая успеха – замечательные артисты. Правда, и тут не все было гладко. Например, от меня потребовали, чтобы вместо Нины Ургант я снимал Инну Макарову. Даже заставили сделать с ней пробы. И они были приличными, но с Ургант финальная сцена выглядела лучше.

Вообще «Вокзал» был задуман как черно-белая картина обычного формата, нас же заставили снимать широкоэкранный фильм на кошмарной цветной советской пленке. В итоге некоторые сцены пересняты по 3-4 раза, потому что пленка постоянно выдавала брак.

«Короткометражный фильм «Ангел» «положили на полку» за попытку показать Гражданскую войну как национальную трагедию, а не как победу хороших красных над плохими белыми»
Фото: colta.ru


– Это ведь касается и знаменитой сцены, где герои поют песню Окуджавы?

– Она тоже, к сожалению, переснята целиком. И, на мой взгляд, получилась не столь удачно, как в первый раз. Мы снимали огромными синхронными камерами «Митчелл», которые Михаил Калатозов во время войны привез из Америки. И как-то мне позвонили из генеральной дирекции и сказали, что к нам на площадку с экскурсией заглянет знаменитая шведская актриса Биби Андерссон, известная по фильмам Ингмара Бергмана. Она пришла вместе с мужем – симпатичным молодым парнем, по профессии оператором. И его очень заинтересовала наша камера. Ходил вокруг нее, ходил, а потом спрашивает: «Вы готовитесь снимать какой-то комбинированный кадр?» – «Нет». Тогда он снова: «А что это за камера такая?» Отвечаем, это «Митчелл» 1933 года выпуска. Он осмотрел ее, но так и не понял, как мы с ней управляемся, ведь уже были небольшие современные камеры, а не такие бандуры. Вот так мы и работали. (смеется).

– Без вашего «Вокзала» невозможно представить празднование Дня Победы. А вы сами 9 мая какие фильмы смотрите?

– Я не включаю в этот день телевизор – слишком много псевдопатриотической трескотни. Знаете, я вообще привык в такие дни работать. Так сложилась жизнь, что в советское время я никогда не включал телевизор ни 1 мая, ни 7 ноября. Говорил семье, что у меня консервативный антикоммунистический субботник, и садился за письменный стол. Даже выпивать себе не позволял, хотя для меня это несвойственно – не выпивать (смеется).

«”Вокзал” был задуман как черно-белая картина обычного формата, нас же заставили снимать широкоэкранный фильм на кошмарной цветной советской пленке. В итоге некоторые сцены пересняты по 3-4 раза»
Фото: fastpic.ru


– Но фильм-то Александра Котта «Брестская крепость» смотрели? Все-таки в жизни вашей семьи Брестская крепость играет важную роль.

– Конечно, посмотрел, ведь для меня это личная история. В прошлом году исполнилось 100 лет со дня рождения нашего с братом отца – Сергея Сергеевича Смирнова. И нам удалось переиздать его книгу «Брестская крепость», а юбилей мы праздновали в Бресте, где даже есть улица «Писателя Сергея Смирнова», а также мемориальная комната отца. Собрались дети, внуки и правнуки, а вокруг нас были люди, которые занимаются историей Брестской крепости, знают, кто такой мой отец, и, конечно, с нами ездил Саша Котт.

Отец за эту книгу получил Ленинскую премию, а ее героев я видел своими глазами. В 1954 году, когда была разгромлена редакция «Нового мира», где мой отец был заместителем главного редактора, он начал искать какую-то тему. И остановился на истории обороны Брестской крепости. Считалось, что все там погибли, но отец 10 лет занимался поиском этих героев и нашел более 400 живых, которые участвовали в обороне. Судьбы их были ужасны, потому что избежать плена можно было, только застрелившись или записавшись в полицаи. Почти все они прошли немецкий плен, а когда их освободили, то половина отправилась в отечественные лагеря. Никому из них не платили никаких пенсий. Эти люди, которых отец находил, приезжали, часто оставались у нас ночевать. И всем надо было помочь: выхлопотать пенсию, доказать, что он не предатель Родины, и так далее. Я хорошо их всех помню.

«Я не включаю телевизор 9 мая – слишком много псевдопатриотической трескотни. В советское время никогда не включал телевизор ни 1 мая, ни 7 ноября. Даже выпивать себе не позволял, хотя для меня это несвойственно – не выпивать»

– Вашему папе лента Котта понравилась бы?

– Думаю, да, ведь фильм сделан на основе его книги. И получилась серьезная картина.
– В чем вы сегодня черпаете позитивные эмоции?

– Да какие позитивные эмоции еще нужны, когда у меня дома стоит книжный шкаф с русской классикой? Какое счастье, что все эти книжки сегодня не надо доставать из-под полы. Хотите умного почитать – достаньте Чаадаева или Бердяева. Или возьмите Федотова, Флоровского, историка церкви. Или, наконец, просто Александра Сергеевича. Есть где черпать позитив русскому человеку! Есть великая литература XIX века и великая культура начала XX века. И потом, не все ростки умерли. Может, наша культурная почва и выглядит сегодня не очень благоприятной, однако, тем не менее, в каждом поколении на свет появляются очень красивые женщины и талантливые мужчины.

«Хотите умного почитать – достаньте Чаадаева или Бердяева. Или возьмите Федотова, Флоровского, историка церкви. Или, наконец, просто Александра Сергеевича»

Досье

Андрей Смирнов родился в 1941 году в Москве в семье писателя Сергея Смирнова, автора известного романа «Брестская крепость». По окончании режиссерского факультета ВГИКа (мастерская Михаила Ромма) снял полнометражную военную драму «Пядь земли» и короткометражку «Ангел» об ужасах Гражданской войны, которая на 20 лет легла на полку.

В 1971-м на экраны, тоже пройдя через цензуру, выходит «Белорусский вокзал», впоследствии удостоенный приза на фестивале в Карловых Варах. Мелодрама «Осень» (1974), содержавшая единственную постельную сцену, была названа «порнографией» и прошла в прокате «вторым экраном». А после того, как кинороман о советских архитекторах «Верой и правдой» (1979) тоже был исковеркан цензурой, Андрей Смирнов оставил профессию режиссера, переключившись на написание сценариев и пьес, по которым ставили спектакли, снимали фильмы и скетчи.
В середине 1980-х, во время перестройки, Андрей Смирнов в течение трех лет был секретарем Союза кинематографистов СССР.

В 1990-е прославился как актер, снявшись в фильмах Алексея Учителя «Мания Жизели» и «Дневник его жены», сценарии к которым написала дочь Смирнова Авдотья (Дуня). За роль писателя Ивана Бунина в «Дневнике его жены» получил премию «Ника». Затем последовали роли в таких фильмах и сериалах, как «Идиот», «Тяжелый песок», «Московская сага», «В круге первом», «Апостол», «Отцы и дети», «Елена», «Два дня», «Оттепель», «Черные кошки».



В 2011 году после более чем 30-летнего перерыва Андрей Смирнов представил новую режиссерскую работу – эпос о Тамбовском восстании 1920-1921 годов «Жила-была одна баба». Лента получила шесть премий «Ника», в том числе как лучший фильм и за сценарий, написанный самим режиссером.

Народный артист России, кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Член общественной организации российских кинематографистов Киносоюз.

Женат на актрисе Елене Смирновой (Прудниковой), известной по фильмам «Два капитана» и «Вариант Омега». Четверо детей – три дочери и сын.

Благодарим за организацию интервью Ельцин Центр и лично Елену Волкову.

https://www.znak.com/2016-12-09/rezhisser_belorusskogo_vokzala
Ноша историка

Молодой обер в Париже, он же пожилой генерал в Праге

Министр культуры РФ, «доктор исторических наук» В.Р. Мединский снова порадовал публику серией феерических откровений на темы истории в ходе лекции, прочитанной им в МГИМО.

https://www.youtube.com/watch?v=AalzL-NW1co

Впрочем, выданный им очередной букет нелепостей о революции, удостоившийся соответствующих комментариев специалистов . . .
http://64vlad.livejournal.com/240223.html

. . . уже не казался особо удивительным – к подобным ляпам Мединского публика успела привыкнуть. На этот раз пикантность лекции придало то, что достопочтенный министр решил в лекции прибегнуть к шахматным сравнениям, для каковой цели и предложил слушателям вспомнить старый советский фильм «Белый снег России», посвященный Александру Алехину. Точнее – сцене с сеансом одновременной игры вслепую, которую Алехин дает офицерам вермахта.

Будучи не только историком, но и шахматистом в ранге кандидата в мастера, не могу пройти мимо этого министерского шедевра. Как выяснилось, в шахматах Мединский разбирается не лучше, чем в истории. ( Впрочем, не удивлюсь, если выяснится, что он не только доктор исторических наук, но еще и мастер спорта по шахматам).

Итак, сначала фрагмент лекции, а затем – мои комментарии к нему.
С.Р. Мединский начинает бодро пересказывать упомянутый эпизод фильма.

«Александр Алехин играет на сеансе одновременной игры в Париже с лучшими шахматистами Германии, в основном в военной форме, в основном шахматисты вермахта, чемпионы Люфтваффе, СС и прочее. Кстати, его за это мнтогократно обвиняли в коллаборационизме, за несколько таких матчей-сеансов одновременной игры. С другой стороны, немцы хотели его за это отправить в концлагерь, потому что он всех их обыграл многократно, показав несостоятельность теории о превосходстве, мягко говоря, арийской расы над славянами.
Ну, так вот, история там следующая. Он играет вслепую на 40 досках отвернувшись, пьет кофе, курит, и 40 лучших мастеров спорта Германии по очереди ему сдаются.
. . . . . . . . . . . . . .
Потом остается один, самый упорный, молодой и талантливый шахматист, который в конце концов тоже признает свое поражение. На что Алехин говорит ему: «вы знаете, товарищ, обер там, штандартенфюрер, вы поторопились, у вас еще есть шанс» «Какой шанс, мне тут мат в три хода».


Пройдемся по тексту.

"Александр Алехин играет на сеансе одновременной игры в Париже с лучшими шахматистами Германии, в основном в военной форме, в основном шахматисты вермахта, чемпионы Люфтваффе, СС и прочее".

Вообще-то гроссмейстеры ДАЮТ сеансы, а не играют в них. Но это мелочи. Ниже кадр из фильма. Полюбуйтесь на "Париж", в котором это происходит:



В Париже Алехин сеансов офицерам вермахта не давал – ни в фильме, ни в реальности.
Далее, в фильме нет ни слова о том, что Алехин играет с ЛУЧШИМИ ШАХМАТИСТАМИ Германии. В реальности (это знает любой квалифицированный шахматист) массовых сеансов шахматистам высоких разрядов гроссмейстеры никогда не дают. Сеансы разрядникам даются на ограниченном числе досок – 6-10, причем с часами.

Естественно, Мединским высосано из пальца и утверждение, что это «чемпионы Люфтваффе, ССС и прочее» - в фильме этого нет.

"Кстати, его за это многократно обвиняли в коллаборационизме, за несколько таких матчей-сеансов одновременной игры".

Во-первых, в шахматах не существует никаких «матчей-сеансов». Матч – это поединок двух шахматистов из серии партий. Сеанс одновременной игры – игра одного с многими.

Во-вторых, за это в коллаборационизме Алехина никто не обвинял. Поводом для подобных обвинений послужила его статья в «Паризер Цайтунг» «Арийские и еврейские шахматы», где «автор» пытается анализировать стили шахматной игры на основе расовой теории. «Автор» в кавычках потому, что Алехин позднее энергично открещивался от авторства.

"... показав несостоятельность теории о превосходстве, мягко говоря, арийской расы над славянами."

Такая теория, конечно, была, но к крупным шахматистам ее немцы не применяли. Был гражданином Германии и вполне комфортно там жил чемпион советской России и победитель международного турнира в Москве 1925 г. Ефим Боголюбов, позднее дважды игравший матчи на первенство мира с Алехиным. Вполне комфортно при немцах чувствовал себя советский шахматист Федор Богатырчук, в годы войны находившийся в оккупированном Киеве и впоследствии примкнувший к власовскому движению.

"Он играет вслепую на 40 досках".

Он играет вслепую на 32 досках.

"отвернувшись, пьет кофе"

отвернувшись, пьет чай.

"курит, и 40 лучших мастеров спорта Германии по очереди ему сдаются".

Результат сеанса в фильме: две ничьи, остальные Алехин выиграл.

Сорока мастеров спорта по шахматам не было во всей Германии. В массовых сеансах Алехина вслепую среди их участников (как в фильме, так и в реальности) не было ни одного мастера спорта.

"Потом остается один, самый упорный, молодой и талантливый шахматист, который в конце концов тоже признает свое поражение".

Полюбуйтесь на самого упорного, молодого и талантливого:



"На что Алехин говорит ему: «вы знаете, товарищ, обер там, штандартенфюрер, вы поторопились, у вас еще есть шанс».

«Юного» «товарища обера там, штандартенфюрера» Алехин в фильме называет, естественно, «господин генерал». И, конечно же, генерал ни о каком мате ему в три хода ничего не говорит.

Фрагмент фильма с сеансом:

https://www.youtube.com/watch?v=AtwzvmSsoCE

Товарищ Мединский! Ничего не понимать в шахматах (как и в любом ином деле) ничуть не позорно – тут все быть специалистами не могут. Но зачем же браться с апломбом рассуждать о том, в чем Вы ничего не смыслите?? Ведь среди студентов-слушателей элементарно могла попасться пара-тройка перворазрядников.

Впрочем, чтобы помнить содержание фильма и уличить Вас в очередном конфузе, уметь играть в шахматы вообще не нужно. Уж Прагу-то от Парижа, и молодого «обера там» от пожилого генерала любой отличит.